Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Почему я выбрал эту тему? Я сам много раз задавал себе этот вопрос. Для себя я определил несколько причин, заставивших меня обратиться к этой теме. О...полностью>>
'Обзор'
Обзорная экскурсия по Мадриду с осмотром Вокзала Аточа, Ворот Алкала, Пл. Кастилья с «падающими башнями», улицы Гран Виа, Пасео дель Прадо. Пешеходна...полностью>>
'Документ'
Биомедицинская этика – это изучение этических аспектов проблемных ситуаций в современной медицине и биологии, это проблема прав человека в современно...полностью>>
'Документ'
1. РОЗРОБЛЕНО у відповідності до навчального плану, робочої програми навчальної дисципліни "Ділове спілкування та ораторська майстерність" ...полностью>>

Главная > Книга

Сохрани ссылку в одной из сетей:

это только основа здания; в полном виде оно представляло со- бой настоящую пирамиду высотой около девяноста мет- ров и площадью около 20000 квадратных метров, стороны которой имели наклон в 51°52^. Все внешние слои кладки вместе с вершиной и дополнительными рядами облицовки были расхищены много столетий назад. На виду остались только внутренние слои. Все остальное засыпано песком и щебнем. Но и в этом разрушении есть одна положительная черта: здесь лучше чем где бы то ни было мы видим в н ут- реннее строение пирамиды.

Поверх основы из щебня архитектор положил несколько рядов каменной кладки, наклоненных внутрь под углом в 73—75°. Нижний слой был самым толстым, следующие все тоньше и тоньше, так что в результате все строение стало по- хоже на сходящиеся к вершине лестницы из семи-восьми ог- ромных ступеней. Однако впоследствии фараон или его архи- тектор, не удовлетворенные этим, приказали заполнить углы между ступенями и облицевать здание плитами высокосорт- ного известняка. Все это можно проследить на пирамиде в Медуме, памятнике последнему фараону Третьей династии. Здесь ясно различимы две стадии развития от ступенчатой пирамиды к настоящей.

Вернемся, однако, в Саккара. Я был удивлен тем, что в этом наиболее значительном некрополе Мемфиса сохра- нился только один памятник, который можно с уверенностью отнести к фараону Третьей династии. Где же тогда, например, пирамида Санахта? К тому же, кроме него, по нашим сведе- ниям, в Третьей династии должны были быть и другие фарао- ны, не упомянутые в списках царей. Поэтому я решил прове- сти тщательное обследование некрополя с севера на юг и с востока на запад.

Если читатель постарается запомнить основные особенно- сти расположения некрополя, это поможет ему понять, что привело меня к решению начать раскопки в совершенно опре- деленном месте.

Некрополь огибает пустыню к западу от Мемфиса поло- сой, протянувшейся примерно на семь с половиной километ- ров с севера на юг. Максимальная ширина этой полосы с во- стока на запад составляет около полутора километров. Самый некрополь представляет собой скалистое, засыпанное песком плато высотой метров в тридцать шесть, которое служило для погребений со времен самых ранних династий и вплоть до арабского завоевания в VII веке нашей эры, то есть на про- тяжении более четырех тысяч лет. После завоевания Мемфис постепенно опустел, а на противоположном берегу Нила был основан новый город, Эль-Фустат, расположенный неподалеку от современного Каира. Камни Мемфиса переправляли через реку и использовали для построек нового города,

Начав изыскания с крайней северной точки некрополя, мы обнаружили сначала большие гробницы Первой и Второй династий, а также кирпичную мастабу Третьей династии. Здесь же, в северной оконечности некрополя, оказались кир- пичные мастабы времен Четвертой и Пятой династий, ориен- тированные с востока на запад.

Продвигаясь далее к югу, мы достигли аллеи сфинксов, воздвигнутой при фараоне Тридцатой династии Нектанебе (378—332 годы до нашей эры). Эта аллея ведет от обрабаты- ваемых полей к Серапеуму, где начиная с Восемнадцатой ди- настии (1555—1350 годы до нашей эры) и вплоть до конца царствования Птолемеев погребали священных быков — Апи- сов. За Серапеумом находится ряд поставленных полукругом статуй греческих поэтов и философов, найденных в прошлом столетии французским археологом Мариэттом. Тут же побли- зости возвышается огромная мастаба Тии и другие пышные гробницы знати, жрецов и чиновников Древнего царства.

Еще дальше к югу стоят почти совершенно разрушенные пирамиды Тети (VI династия) и Усеркафа (V династия). За- тем ступенчатая пирамида Джосера со всем ансамблем при- легающих строений, окруженных стеной, а чуть подальше к югу—комплекс сооружений пирамиды фараона Пятой ди- настии Унаса. Еще южнее, в некотором отдалении от нее, находятся развалины пирамиды Пепи 1 (VI династия); далее, через такой же участок пустыни, стоят пирамиды Меренра (VI династия) и Джедкара (V династия). С этого места Открывается вид на ряд пирамид, замыкающих с юга некро- поль Саккара: это гробницы Пени II (VI династия), его жен Нейт и Ипут, а также еще несколько маленьких второстепен- ных пирамид.

Близ пирамиды Пепи II находится необычайное сооруже- ние, известное под названием «Мастаба Фараона». Несмотря на прямоугольную форму, мастаба по своей внутренней кон- струкции весьма напоминает пирамиду. Некоторые ученые полагают, что она воспроизводит форму гигантского сарко- фага. Это гробница фараона Шепсекафа, последнего прави- теля Четвертой династии.

В своей повседневной работе я постоянно сталкиваюсь с этими величественными многовековыми памятниками. Я вижу их днем далеко в пустыне под сияющими лучами солнца, я вижу их ночью с крыши моего дома, когда они таинственно возвышаются над пустыней, залитые лунным светом. Я знаю их все. Они для меня словно старые друзья. Даже их имена кажутся мне прекрасными: «Чист Шепсе- каф», «Вечно место (успокоения) Тети», «Превосходно место (успокоения) Унаса», «Снофру воскресает». И если я призна- юсь, что эти имена помогали мне в моей работе, надеюсь, ни- кто не обвинит меня в излишнем пристрастии к романтике.

Во всех этих пирамидах в то или иное время уже вели раскопки крупнейшие археологи, так же как Масперо, Фёрс и Жекье, и все они оказались полностью или частично раз- грабленными еще в далеком прошлом. Древнеегипетские гра- бители могил были настойчивы и хитроумны, и лишь немно- гим гробницам удалось спастись от их жадных рук.

Но кто не верит и не надеется,— тот не археолог. Поэтому, знакомясь с полем своей деятельности в первые месяцы после назначения, я не переставал думать о неизвестных памятни- ках, оставленных фараонами Третьей династии.

Да, раскопки в Саккара велись долгое время. Их начал еще Мариэтт сто с лишним лет назад, а затем другой фран- цузский археолог, Жак де Морган, продолжил работу Ма- риэтта на более высоком научном уровне. Но по-настоящему систематические исследования начались только в нашем два- дцатом веке, когда египетский Департамент древностей при- ступил к тщательному научному изучению всего этого района. Я был последним из многих археологов, работавших в Сак- кара, и вполне естественно, как и всякий живой человек, на- деялся, что именно на мою долю выпадет удача новых открытий.

После подробного изучения всего некрополя я в конце концов остановился на участке, расположенном сразу же за оградой пирамиды Джосера. Довольно обширная площадка упирается на востоке в западную стену пирамиды Джосера и в пирамиду Унаса, а на западе — в большую ограду, найден- ную Жаком де Морган более полувека назад,— то есть в то самое место, где в течение одного сезона вел раскопки покой- ный Абдессалам Гуссейн. Наиболее интересной особенностью участка является большая продолговатая терраса, располо- женная в его юго-восточном углу. Вытянувшись с севера на юг, она лежит примерно в ста тридцати пяти метрах к юго- западу от ограды пирамиды Джосера.

На картах эта терраса была обозначена как естественное плато. Однако характерные очертания террасы, покрытой ос- колками обработанного известняка, гранита и алебастра, а также следы разрушенной каменной кладки удивили и за- интересовали меня. Я обратился к Департаменту древностей с просьбой разрешить мне провести здесь пробные раскопки. К моей величайшей радости, мне была отпущена на них пред- варительная сумма в шестьсот фунтов стерлингов, и 27 сен- тября 1951 года я приступил к работе.

Глава третья. ПОИСКИ НАЧИНАЮТСЯ

Читателям, не знакомым с археологическими исследова- ниями, будет интересно узнать, как организуется и ведется эта работа.

Когда место раскопок определено, необходимо прежде всего подобрать подходящих рабочих. Тщательные контроль- ные раскопки требуют большого искусства. Рабочие должны знать, что искать, уметь различать всевозможные типы стен, фундаментов и прочие малейшие следы древних строений. Они должны подмечать все археологические детали, обычно ускользающие от неопытных глаз. Не менее важно, чтобы они знали, какой бесконечной осторожности требует обращение с тонкими и хрупкими предметами древности, которые могут им встретиться во время раскопок. И, наконец, они должны уметь подвергать все находки первоначальной предохраняю- щей обработке. Разумеется, при этом они должны отличаться безупречной честностью, ибо искушение украсть какой-нибудь небольшой предмет бывает иногда слишком велико.

К счастью для археологов-египтологов, в одной из дере- вень Верхнего Египта, в Коптосе, живут люди, специализиро- вавшиеся на такого рода работах. Крестьяне Коптоса уже оторвались от своих полей. Под руководством археологов они приобрели большой опыт, и теперь научные раскопки стали их основным занятием. Некоторые из старейших жителей Коптоса приобщились к археологии почти пятьдесят лет на- зад—они работали у такого знатока, как сэр Уильям Флин- дерс Петри, а затем в свою очередь обучили этому делу дру- гих. Так, например, мой рейс, или старший десятник, Хоф- ни Ибрагим работал с крупнейшими археологами — с Петри, Брентоном, Мейером, Бэйли, Старки, с мисс Катон-Томпсон и, наконец, совсем недавно — с профессором Файермэном. Для археолога, приступающего к раскопкам на новом месте, опыт подобных людей может оказать неоценимую помощь, и то, что многие из них согласились работать со мной, было для меня большой удачей.

Любопытно, что за подобную работу обычно берутся це- лыми семьями — отцы, сыновья, дядья, племянники, двоюрод- ные братья, и все они — умелые землекопы помощники архео- лога. Добросовестность и безупречная честность для них — обязательные качества. Если хотя бы один из родственников проявит небрежность или смошенничает, за его вину отвечает вся семья.

Несмотря на то что эти люди работают за деньги по най- му, их никак нельзя отнести к простым наемным землекопам. Работа вызывает у них неподдельный интерес, и они с закон- ной гордостью говорят об открытиях, сделанных ими под руководством знаменитых археологов. И, наконец, эти люди являются прямыми потомками древних египтян, от которых они унаследовали многие верования и обычаи. Они работают среди памятников, воздвигнутых их предками, и порой ка- жется, что они унаследовали даже их строительное искус- ство. Так, например, они с необычайной легкостью умеют передвигать тяжелые предметы, почти не прибегая к механи- ческим приспособлениям. Один мой .знакомый англичанин рассказывал, как он с удивлением и трепетом наблюдал в Каирском музее за передвижкой гранитного колосса, весив- шего около ста тонн:

«Кучка жилистых невысоких парней, отдетых в г ал а- бие,—говорил англичанин,—собралась вокруг статуи со своими железными ломами и несколькими деревянными брусьями. Среди громких воплей и суеты статуя вдруг покач- нулась. Катастрофа казалась неминуемой. Я уже готов был зажмурить глаза и заткнуть уши, однако прошло совсем не- много времени, и колосс был передвинут на десятки метров, а затем без единого повреждения установлен на новом месте».

Таково было это древнее искусство в действии. Многие из землекопов работали у меня, когда я служил еще в Луксоре главным инспектором Верхнего Египта. Са- мыми искусными и надежными были двое—братья Хофни Ибрагим и Гуссейн Ибрагим, Я написал в Коптос в Верхнем Египте Хофни Ибрагиму. Оказалось, что он уже собрался на раскопки в Судан, однако работа в Египте, даже в Нижнем Египте вдали от их дома, устраивала обоих братьев гораздо больше. С радостью я узнал, что они согласны приехать ко мне в Саккара вместе с десятью другими опытными землеко- пами. Назначив Хофни своим рейсом, я в допоЯнение к квалифицированным рабочим нанял еще двадцать человек из местных для черновых работ, хотя и знал, что в дальней- шем мне понадобится гораздо больше людей.

В последние дни сентября 1951 года мы с Хофни осмот- рели обширный участок предстоящих раскопок, подыскивая наиболее подходящее место, для начала работ. Остатки кладки из неотесанных камней, едва выступающей над по- верхностью на западной оконечности террасы, сразу при- влекли наше внимание. Поэтому мы начали копать именно здесь. В первый же день, к нашей огромной радости, из-под земли показалась массивная стена горизонтальной каменной кладки. Мы углубились до ее основания. Стена оказалась высотой в 5,1 метра при толщине в 18 с лишним метров. Она состояла в разрезе из трех частей, словно сэндвич. В сере- дине сэндвича шел вертикальный слой толщиной в 3,3 метра. Два внешних слоя, подпирающих его с обеих сторон, имели наклон внутрь под углом в 72°. Архитекторы называют такой вид постройки укрепленной, или откосной, стеной.

Эта находка убедила меня в том, что моя первоначальная идея была верна, и в течение двух следующих месяцев мы продолжали вести раскопки вдоль массивной стены. Я увели- чил число рабочих до пятидесяти. Для вывоза выброшенного песка и щебня под руководством Хофни Ибрагима была про- ложена дековиллевская дорога к подходящему свалочному участку.

Терраса, где мы работали, находится в юго-восточном углу обширной низины к юго-западу от ограды пирамиды Джосера. Я выбрал для свалки участок к западу от западной оконечности террасы, предварительно убедившись, что здесь, на скальной основе, нет других памятников или гробниц. Для этого мы провели пробные раскопки колодцами.

Дековиллевская дорога представляет собой легкую узко- колейку; ее можно быстро уложить и при необходимости также быстро передвинуть на другое место. По ней бегут стальные вагонетки. Грохот вагонеток вместе с песнями и ритмическими припевами рабочих образуют самую привыч- ную музыку для всех археологов в Египте, и нет для них бо- лее сладостных звуков!

Наша стена была сложена из огромных необтесанных глыб местного серого известняка. По-видимому, верхнюю ее часть растащили еще в глубокой древности. Обнаружив стену, я на- чал искать углы и со временем мне удалось установить ее очертания. Она представляла собой ограду, выстроенную во- круг прямоугольного участка, протянувшегося приблизительно на четыреста десять метров с севера на юг, и примерно на двести десять метров с запада на восток.

Чудовищная толщина стены, а также тот факт, что она не была облицована высококачественным известняком, по- добно ограде пирамиды Джосера, вначале удивили меня. Но затем я понял, что в действительности это был только фунда- мент, основание, на котором когда-то стояла настоящая стена. Все объяснил рельеф местности.

Ансамбль пирамиды Джосера расположен на возвышен- ности; он занимает самый высокий, командный участок плато, приподнятый над всей долиной. У фараона, для которого строилась найденная нами стена, такого преимущества не было. Ему пришлось строить свою гробницу во впадине, и, для того чтобы преодолеть это неудобство, его архитектор сначала воздвиг массивную платформу из местного извест- няка. По-видимому, самое основание не должно было высту- -, пать над поверхностью, зато на нем стояла настоящая- ограда, очевидно такого же типа, как у Джосера, с бастио- нами и ложными воротами. Ее-то, наверное, было видно изда- лека! Но большая часть верхней стены исчезла: прекрасный известняк, из которого она была воздвигнута, оказался слиш- ком большим соблазном для последующих строителей. Фараоны древнего Египта частенько грабили таким образом могилы своих предков, и эта стена не избежала общей участи.

Тем не менее я убежден, что верхняя стена была в свое время достроена до конца. На северной оконечности ограды мы обнаружили ее многочисленные фрагменты с такими же панелями на бастионах и в промежутках между ними, как на ограде Джосера. Это, кстати, еще одно доказательство того, что фараон, построивший массивную стену, как я и полагал, жил позднее Джосера. Если бы пирамиды Джосера в то время еще не существовало, строитель стены воздвиг бы ее гораздо ближе к краю плато, и не только потому, что здесь она находилась бы на более выгодном месте, а также потому, что отсюда гораздо ближе к пункту на берегу Нила, к кото- рому подвозили водой облицовочный камень. Ибо если основу пирамиды сооружали из местного известняка, то обтесанныа блоки для облицовки переправлялись с восточного берега Нила.

Дальнейшие раскопки в северной части прямоугольной террасы вскрыли еще множество стен из булыжника, идущих параллельно друг другу с востока на запад и соединенных подобными, только меньшими, поперечными стенками. Все в целом весьма напоминает некоторые фундаменты, найден- ные внутри ограды пирамиды Джосера.

Мы потратили почти два месяца на то, чтобы отрыть и обследовать это удивительное сооружение из пересекающих- ся стен. Решить; где следует копать вглубь, было чрезвьь чайно трудно—ведь участок работ был так велик! Если бы речь шла о раскопках обыкновенной гробницы на каком-то определенном небольшом пространстве, все было бы неиз- меримо проще, но нам предстояло изрыть целую площадь, которая по величине во много раз превосходит лондонский Трафальгар-сквер.

Десятки раз мы с Хофни Ибрагимом снова и снова изу- чали ограду Джосера, особенно ее северную оконечность, на- деясь отыскать какой-то ключ к планировке вновь найденного сооружения. Такой же комплекс стен мы обнаружили в ряде мест ансамбля Джосера, но главным образом в его северной части.

Существование этих стен объясняется следующим обра- зом: когда древние строители хотели поднять уровень пло- щадки, они сначала возводили перекрещивающиеся стены, делившие весь участок на ряд ячеек, а потом заполняли ячейки камнем. Не следует также забывать, что постройки в ограде Джосера были не настоящими зданиями, предназна- ченными для людей, а ложными сооружениями, особо массив- ными и прочными. Для них-то и возводились стены фунда- мента.

Попробуйте представить себе, что вы ведете раскопки, скажем, храма или какого-нибудь дома. В этом случае вы можете сказать, где у вас стены, а где пространства между стенами, то ,есть комнаты. Однако здесь пространства между стенами были настолько незначительны, что все сооружение казалось одной сплошной массой. Ведь на деле большинство этих зданий было символами! Они должны были только пред- ставлять различные части дворца фараона в Мемфисе—те, что считались необходимыми для его жизни в загробном мире и для утверждения его царственной власти.

Нетрудно понять, как сложно определить план подобных сооружений, когда от них остается один фундамент! Поэтому я и возвращался без конца к ограде Джосера, где уже были проведены систематические раско-пки. Я пытался найти здесь то, что помогло бы мне уяснить план вновь найденной пост- ройки. Сходство было разительным, и постепенно я начал приходить к убеждению, что передо мной находится ограда новой ступенчатой пирамиды. Но в то время мне еще мало кто верил.

При такого рода работе археолог зачастую идет вперед вслепую — в буквальном и в переносном смысле этого слова. То же происходило и с нами,

Мы заметили, что большая часть промежутков на участке ваполнена обломками мягкой глины, по-арабски—тафл, которую обычно находят в развалинах подземных галерей, Это навело нас на мысль, что здесь тоже могут быть подзем- ные галереи, ведущие, очевидно, к гробнице, тем более что в северной части ограды Джосера под такими же стенами были обнаружены подземные ходы. И вот мы принялись искать вход в подземелье. Я помню, как оба моих главных помощника и я проводили долгие часы, пытаясь угадать, где же он может быть. К поискам с энтузиазмом присоединились остальные рабочие, и, как часто бывает в подобных случаях, у каждого из них была своя собственная теория. Со всех сто» рон слышались возгласы: «Вход здесь!», «Нет, здесь!»—и так далее, и тому подобное, и каждый день приносил новые ва- рианты. Выбраться из этого лабиринта было чрезвычайно трудно. Особенно тогда, когда к нам приходили посетители или другие археологи и, оглядев место раскопок, говорили, что стена эта вовсе не была никогда достроена и что мы вообще ничего не найдем.

Поскольку поиски гробницы продолжали оставаться тщетными, я решил переместить все работы еще на несколько метров севернее. Это было под рождество 1951 года. Я при- казал рейсу Хофни перенести дековиллевскую дорогу к северу от найденного комплекса и приступить к раскопке стоявшей непосредственно за ним высокой террасы. Представьте себе нашу радость, когда в первый же день нового, 1952 года мы внезапно натолкнулись на ряд звеньев огромной поперечной стены, пересекающей окруженный оградой прямоугольник с востока на запад.

Эта стена оказалась совсем иной, чем найденная раньше. Она была облицована прекрасным белым известняком, с ба- стионами и куртинами [Куртина— промежуток между бастионами.— Прим. перев.], как на ограде Джосера, и с такими же панелями. По каким-то соображениям ее не достроили, и она так и осталась стоять среди переплетения стен — фунда- ментов сухой кладки, примыкающих к ее куртинам и бастио- нам. Образовавшиеся ячейки были все завалены осколками камня и щебнем.

На протяжении 41,4 метра стена сохранилась в том самом состоянии, на котором была прервана ее постройка, очевидно в связи с изменившимися планами архитектора. И по мере того как она постепенно возникала перед глазами во всей своей красоте, такая же, как ее бросили каменщики почти пять тысяч лет назад, я начинал все больше осознавать, что мы совершили открытие первостепенного значения.

Глава четвертая. БЕЛАЯ СТЕНА

Новый год мы встретили полные надежд. Хофни, его брат и все остальные рабочие радовались не меньше меня самого. В прошлом они работали на больших раскопках и найти что- либо значительное в каждом новом месте было для них делом. чести. Разумеется, так случалось далеко не всегда, а потому, когда их ожидания оправдывались, это служило поводом для настоящего ликования. Подобные события становились ча- стью их жизни, основными ее эпизодами, о которых они рас- сказывали своим детям.

Некоторых читателей, может быть, удивит весь этот ажи- отаж из-за какой-то каменной стенки. Но все дело в том, что это была не простая стена. В Египте подобные сооружения в нетронутом виде встречаются весьма редко, а здесь, по мере того как мы освобождали новые участки стены, нам станови- лось все очевиднее, что наша Белая Стена, как мы ее прозва- ли, была погребена вскоре же после ее сооружения. Перед на- ми вставало то, что почти пятьдесят столетий было скрыто от человеческих глаз. Доказательствами правильности наших предположений служили знаки и рисунки, сделанные красной краской на белой поверхности известняковых глыб древними строителями. Например, на некоторых каменных блоках со- хранились знаки каменщиков, которыми метили камни в карьерах на противоположном берегу Нила.

То, что мы нашли на Белой Стене, было только символиче- скими значками, и значение их неизвестно. Однако мы знаем по другим примерам, что некоторые из этих значков обозна- чают названия бригад или смен, высекавших каменные глыбы. Как полагают, такие бригады состояли из вог^миста—тыся- чи человек. До нас, в частности, дошли названия некоторых бригад, высекавших блоки для пирамид Хеопса и Менкаура: бригада «Хеопс, вызывающий любовь»; бригада «Всемогущая Белая корона Хнум-Хуфу (Хеопса)»; бригада «Любим Са- хура». Другие надписи переводятся следующим образом: «Верх», «Убрать», «Для царской гробницы».

Эти грубо начертанные знаки и надписи максимально при- ближают нас к древним строителям. На Белой Стене мы наш- ли, например, настоящую горизонтальную линию уровня, сде- ланную при помощи веревки, опущенной в красную краску, которой «щелкнули», натянув ее вдоль поверхности стены- точно так же, как это делают современные каменщики. Эта-'^ линия, очевидно, была нанесена для того, чтобы рабочие вели кладку равномерно по всей длине стены. Несмотря на то что монументальные каменные стены такого рода строились все- го второй или третий раз, каменщики, по-видимому, уже бы- ли к тому времени достаточно искусны.

Затем мы обнаружили нечто такое, что буквально перенес- ло нас в далекое прошлое: следы отдельных простых людей, оставленные на египетском царском памятнике. То здесь, то там на стене виднеются рисунки красной охрой или сажей, сделанные древними строителями в минуты досуга. Это изоб- ражения людей, животных и лодок. Вот фигура ливийца с лу- ком, в длинных одеждах, с высоким убором на голове. Для египтян, носивших совершенно другие одежды, ливийцы, ко- чевники западной пустыни, были, конечно, чужеземцами. А вот безошибочно точные изображения львов. В те времена пустыни Египта изобиловали львами и другими животными, и египтяне, должно быть, часто видели этих хищников у самых границ своей долины. Другие рисунки изображают, лодки с парусами и без парусов, а также баржи, подобные тем, на которых древние египтяне перевозили каменные блоки с во- сточного берега Нила на западный.

Раз уж речь зашла о следах, оставленных нам строителями, прошлого, кстати будет рассмотреть способы добычи и обра- ботки камня в древнем Египте. Этому обширному вопросу по- священо немало книг. Я еще вернусь к нему в главе о строи- тельстве пирамид, а здесь коснусь лишь нескольких новых фак- тов, относящихся к египетскому зодчеству в тот ранний период, когда человек впервые учился строить здания из камня.

Начиная со времен Третьей династии большую часть мел- козернистого известняка египтяне добывали в карьерах на восточных холмах Нила напротив Мемфиса. Особенно слави- лись две каменоломни: Тура и Масара. Отсюда вывозили пре- красный известняк для облицовки памятников. В тех же слу- чаях, когда особой прочности не требовалось, для сооружения нижних частей здания на каменную кладку шел местный материал из близлежащих карьеров. Его добывали в камено- ломнях, расположенных в окрестностях Саккара и непода- леку от пирамид Гизе.

В наше время камень попросту отделяют взрывами от ска- лы, а затем режут и обтачивают на камнерезках. У древних египтян не было таких возможностей. У них имелась только физическая сила и самые простейшие инструменты. В каме- ноломнях Туры и других можно и сегодня проследить, как египтяне добывали и обрабатывали на месте каменные глыбы. [Более полные сведения об этом интереснейшем и малоизвестном вопросе можно найти в книге: S. Clarke and R. Engelbac h, Ancient Egyptian Masonry, London, 1930.]

Эти каменоломни представляют широкие горизонтальные галереи, высеченные в скалах. Некоторые из них достигают глубины в десятки метров. Массивные колонны, специально оставленные рабочими каменоломен, подпирают кровлю.

Рабочие начинали с верхней части скалы, постепенно спу- скаясь вниз. Сначала они вырубали щель, в которую мог про- ползти человек. Затем киркой, а может быть и медным доло- том, каменщик вырубал канавки позади, сверху и с боков ка- менного блока, который удерживался на скале только основа- нием. И, наконец, несколькими сильными ударами молотка по долоту он отделял необтесанную глыбу. Этот процесс по- вторялся, пока не вырубали блоки вдоль всего ряда, а затем каменщики принимались за следующий пласт.

Таким же способом добывали и блоки самых твердых по- род, например гранита, только в этом случае их отделяли от основания не долотом и молотком—здесь они были бессиль- ны. Сначала рабочие прорубали под гранитным блоком щели, а потом в них вставляли металлические клинья и били по ним тяжелой кувалдой. Иногда вместо металлических клиньев под каменные блоки загоняли деревянные, а затем поли- вали их водой. Клинья разбухали и отрывали камень от осно- вания .



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мохаммеда Закария Гонейма- первая книга (1)

    Книга
    Молодому арабскому археологу Мохаммеду Закария Гонейму удалось совершить одно из самых интересных открытий наше- го века. Благодаря научной прозорливости, огромной любви к великому прошлому своей страны, а также благодаря неоцени-
  2. Мохаммеда Закария Гонеймапервая книга

    Книга
    Молодому арабскому археологу Мохаммеду Закария Гонейму удалось совершить одно из самых интересных открытий нашего века. Благодаря научной прозорливости, огромной любви к великому прошлому своей страны, а также благодаря неоценимой
  3. Описание: Эта книга, продолжает серию "100 великих", рассказывает от истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока еще нераскрытых тайнах древности

    Книга
    Описание:Эта книга, продолжает серию "100 великих", рассказывает от истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока еще нераскрытых тайнах древности.
  4. Хх век: хроника необъяснимого

    Книга
    Эта книга – о загадках и таинствах окружающей нас жизни, о смелых поисках и предположениях так называемой неофициальной науки – науки завтрашнего дня. К примкру,
  5. Вступление Знаменитый "отец истории"

    Документ
    Но одно известно достоверно: сохранилось тоненькое (1 страниц) его сочинение, которое называется "О семи чудесах света".

Другие похожие документы..