Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Предлагаем Вашему вниманию четырнадцатый выпуск нашего каталога изданий на CD и DVD, которые можно приобрести в ОАО «Центральный коллектор библиотек ...полностью>>
'Методичні рекомендації'
10-11 класи Програми для профільного навчання учнів загальноосвітніх навчальних закладів: рівень стандарту, академічний рівень, профільний рівень. Те...полностью>>
'Урок'
Оборудование урока: компьютер, презентация «Двенадцать портретов М.Ю.Лермонтова (по ходу урока через портреты проходит вся жизнь писателя), иллюстраци...полностью>>
'Учебное пособие'
Хорев П.Б Лабораторные работы по курсу «Методы и средства защиты компьютерной информации». Учебное пособие. Издательство МГТУ «СТАНКИН». 3 п.л.,2007...полностью>>

Главная > Книга

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Гонейм в своей куртке цвета хаки и в тропическом шлеме стоял у торца саркофага и что-то говорил, пытаясь перекри- чать остальных».

Да, все это было слишком непохоже на тот день, когда мы с Хофни впервые скатились в усыпальницу, когда мы все с благоговением стояли вокруг саркофага и читали коран.

Три года никто, кроме моих товарищей-археологов и не- которых научных журналов, ничего не знал о нашей работе, и такая известность, такая популярность моего открытия была для меня, разумеется, лестна. Однако когда последний посе- титель отправился, наконец, писать свой репортаж, я с облег- чением запер вход в пирамиду, вернулся домой, принял ванну и тотчас уснул.

К концу третьей недели июня все приготовления к вскры- тию саркофага были завершены. Мы обсудили с доктором Мустафой Амером вопрос о допуске представителей печати и, на мой взгляд очень благоразумно, решили открыть саркофаг в присутствии одних старших сотрудников из Департамента древностей. Нам предстояла нелегкая и сложная операция; вести ее среди фотоаппаратов, микрофонов и любопытных репортеров было бы крайне трудно. Мы не знали, в каком со- стоянии находится внутренний гроб и мумия, если только они вообще лежат в саркофаге, но на всякий случай приняли все меры предосторожности. Решено было сфотографиройать сар- кофаг изнутри в самый момент его вскрытия: мы боялись, что от порыва свежего воздуха древние останки рассыплются в прах.

Последние несколько дней были сплошной нервотрепкой. В газетах замелькали заголовки вроде «Сияние Золота из Гробницы Фараона» или «Золотые Россыпи Недостроенной Пирамиды». Я уже с нетерпением ждал того дня, когда му- чительная загадка, наконец, будет так или иначе решена.

Глава одиннадцатая. ТАЙНА САРКОФАГА

Об этом трудно писать, не боясь впасть в трагический тон, но я все же попробую.

Представьте себе небольшую группу людей, собравшихся у входа в пирамиду ранним утром 26 июня. Здесь были доктор Мустафа Амер, директор Департамента древностей, Заки Саад из того же департамента, Мохаммед Махди, Заки Искан- дер и мои старшие рабочие Хофни Ибрагим и Гуссейн Ибра- гим, проработавшие со мной три долгих года. В тот день мы, по-видимому, приблизились к цели всех наших усилий.

Проходя по длинной галерее, исхоженной мною столько раз, я испытывал смешанное чувство: облегчение от одной мысли, что скоро все будет кончено, надежду на великое от- крытие и, наконец, страх, что после всего пережитого меня ожидает разочарование.

Мы почти не разговаривали, пока не вошли в усыпальницу, где покоился саркофаг. Я еще раз остановился, чтобы полю- боваться красотой этого простого алебастрового ящика, стенки которого отражали яркий свет установленных вокруг электрических ламп.

В северном конце усыпальницы близ входа мы построили помост; на нем был укреплен большой блок. К концам пере- кинутой через блок веревки привязали два стальных крюка, сделанные специально по моему заказу таким образом, чтобы их можно было ввести в отверстия на скользящей панели сар- кофага. Рабочие тщательно установили освещение, операторы приготовились к съемке. Вокруг толпились работники Депар- тамента древностей с химическими препаратами, которые могли понадобиться для сохранения того, что лежит в сар- кофаге.

Я подумал о других археологах, вот так же стоявших на по- роге великих открытий: о Картере, когда он вскрывал запе- чатанный вход в гробницу Тутанхамона; о Рейзнере, когда он нашел глубоко запрятанный тайник царицы Хетепхерес. 06- менявшись взглядами с Хофни и Гуссейном, я понял, что они чувствуют то же самое.

Наконец, все было готово, и я дал сигнал начинать. Двое из моих рабочих начали тянуть веревку, другие в это время поддевали панель ломами, стараясь просунуть их в щель между нижней частью панели и саркофагом. Люди напрягали все силы. Слышался скрежет металла по камню — и больше ничего. Панель намертво засела в пазах. Рабочие несколько раз возобновляли свои попытки, однако тяжелая каменная глыба противостояла всем нашим усилиям.

Но вот, наконец, она приподнялась, всего на какой-нибудь сантиметр. В отверстие тотчас были вставлены рычаги. Я тща- тельно осмотрел панель—не пострадала ли она. Мое предпо- ложение, что панель скользит двумя выступами, расположен- ными с обеих сторон по вертикальным пазам в саркофаге, полностью оправдалось. Я приказал продолжать подъем.

Всего этим делом было занято шесть рабочих, однако па- нель оказалась такой тяжелой—она весила около 227 кило- граммов — и была так крепко зацементирована смесью гипсо- вого раствора и клея, что понадобилось почти два часа, прежде чем она медленно поползла вверх. Я встал на колени и за- глянул внутрь. Саркофаг был пуст...

Пораженный, я поднялся на ноги и некоторое время молча смотрел на саркофаг. Мои спутники тоже молчали. Это было выше моего понимания. Что же произошло? Ограбление? Но как воры могли добраться до саркофага, если все три за- мурованных прохода были целы, а сам алебастровый саркофаг запечатан? Нет, это бессмыслица!

Снова я опустился на колени и посветил внутрь яркой лампой. Саркофаг был пуст и чист — ни обломка, ни пят- нышка. Изнутри он не был отполирован, как снаружи: здесь сохранились даже следы цилиндрических сверл, при помощи которых его изготовляли. Если бы в нем когда-либо хранился гроб, здесь наверняка остались бы хоть какие-то следы, как в саркофагах, найденных Фёрсом в пирамиде Джосера (смотри шестую главу). Чем дольше я изучал пустой саркофаг, тем для меня становилось яснее, что мумии в нем никогда не было. Но, с другой стороны, на его крышке лежал погребаль- ный венок. Как все это объяснить?

Однако пока нам здесь нечего было больше делать. Сар- кофаг сфотографировали. Заки Искандер из химической лабо- ратории взял пробы пыли со дна саркофага в правом углу. Затем мы медленно, задумчиво вышли в галерею, а оттуда наружу, под палящие лучи солнца.

О том, что саркофаг оказался пуст и что никаких сокро- вищ не обнаружено, разумеется, сообщили премьер-министру Египта, Гамаль Абдель Насеру. На это он любезно ответил:

— Сокровища нас не интересуют. Мы приехали в Саккара, чтобы посмотреть на саркофаг, чтобы дать новый толчок на- учным изысканиям и ободрить египетских археологов.

Вместе со своими спутниками Гамаль Абдель Насер спу- стился вниз и провел некоторое время в усыпальнице возле саркофага, где я ему излагал свои теории. Поддержка премьер-министра смягчила горечь пережитого разочарования и придала нам всем новые силы для продолжения работы. Теперь мы были как никогда полны решимости проникнуть в тайну пирамиды.

Сведения о нашей неудаче проникли в печать, и вскоре кричащие заголовки разнесли эту грустную новость по всему миру. Одна из газет озаглавила свой отчет «Фиаско фараона», другая — «Они копали Три Года и не нашли Ничего!» Более серьезные газеты, такие как лондонская «Тайме», отнеслись к нам более сочувственно и хотя бы пытались найти объяс- нение загадки. Но в целом, когда выяснилось, что ника- ких «золотых сокровищ фараона» в саркофаге нет, самые по- пулярные газеты, естественно, утратили к пирамиде всякий интерес.

Что касается меня лично, то сначала это было тяжелым ударом. Допустим, я удовлетворился тем, что нашел новую пирамиду и установил имя доселе неизвестного фараона Третьей династии. С точки зрения археологии это было само по себе триумфом. Кроме того, я знал, что работа только на- чинается и что здесь могут быть другие подземные галереи, которые еще предстоит исследовать. Но должен признаться, что, несмотря на все это, я испытал горькое разочарование, не обнаружив там, где ожидал, мумии фараона.

Там, где ожидал... Но кто может ожидать что-либо опре- деленное, когда имеет дело с памятниками древнего Египта? Они были хитрым народом, эти древние египтяне, хитрым и опытным в искусстве разочаровывать и обманывать других, История раскопок—это сплошная цепь блужданий среди ту- пиков, ложных входов, ловушек и всевозможных приспособ- лений против грабителей могил. Может быть, и в данном слу- чае они вовсе не собирались хоронить фараона в этой пира- миде? Но для чего тогда было замуровывать галерею, 'для чего понадобилась эта комната, расположенная точно под вер- шиной пирамиды, если бы та была достроена? У меня перед глазами стояла пирамида Джосера, аналогичное сооружение, однако там фараон был в своей усыпальнице почти наверняка погребен. И затем, откуда взялись золотые браслеты, как будто бы свидетельствующие о том, что в конечном счете пи- рамида была использована для погребения?. Как все это со- вместить?

В течение дней и недель, последовавших за вскрытием сар- кофага, подобные мысли не давали мне покоя. Рабочий сезон закончился, о новых раскопках до осени не могло быть и речи, но все время, пока я заканчивал подготовку к консервации пирамиды, тайна пустого саркофага не выходила у меня из го- ловы. Так или иначе я решил эту тайну раскрыть.

Мысль об ограблении была, разумеется, абсурдна. Если гробницу ограбили, то неужто воры позаботились о том, чтобы закрыть и снова запечатать саркофаг, а затем заново замуро- вать три стены? Это было невероятно. Кроме того, ограблен- ные гробницы являют собой картину полного разгрома: вскры- тый саркофаг, разбросанная всюду погребальная утварь и, зачастую, проломы в стене усыпальницы, сквозь которые воры проникали тайком. Нет, этот вариант отпадал.

С другой стороны, пирамида явно осталась недостроенной. Строители могли внести в усыпальницу саркофаг, а затем за- муровать входную галерею, в ожидании смерти фараона, чтобы тогда вновь открыть ее и внести мумию. Ведь могло же случиться, что по той или иной причине фараона похоронили где-то в другом месте!

Но в таком случае зачем опустили панель саркофага, за- чем запечатали наглухо гипсом, да так, что ее почти невоз- можно было открыть? Почему не отложили панель просто в сторону, пока она не понадобится?

Наконец, что это за остатки растений на саркофаге, так похожие на погребальный венок? Разве древние египтяне воз- лагали на саркофаги венки до завершения соответствующих погребальных обрядов? И в то же время в саркофаге никогда не было мумии. В этом и заключалась тайна.

Затем я подумал о первой стене, закрывавшей входную га- лерею. Читатель, наверное, помнит, что она состояла из двух частей (смотри седьмую главу). Прежде я полагал, что строи- тели внесли саркофаг в усыпальницу и замуровали половину галереи, оставив проход только для мумии, чтобы заделать его после погребения. В то время подобное объяснение каза- лось мне самым подходящим. Для чего же понадобилось это делать, если никто вообще не собирался здесь хоронить фа- раона? Но, может быть, сначала все-таки собирались, а потом почему-то раздумали? Может быть, в этом и заклю- чается частичное решение загадки?

Мы знаем по другим памятникам Древнего Египта, что их создатели часто меняли свои планы в процессе строительства. Возможно, что сначала предполагалось похоронить фараона Сехемхета под его пирамидой, однако впоследствии это реше- ние было изменено, и он был погребен где-нибудь в другом месте, хотя бы под внешней оградой.

Я вспомнил также о Белой Стене, которая первоначально служила северной границей двора пирамиды, но позднее была включена внутрь огороженного пространства. Двор продлили дальше на север, и это само по себе неопровержимо свиде- тельствовало об изменении планов первого архитектора. И настоящую усыпальницу тоже явно перенесли в другое ме- сто. Нет ли здесь какой-нибудь связи?

Я был крайне огорчен тем, что раскопки пришлось при- остановить именно в тот момент, когда требовалось ответить сразу на столько вопросов. Разрешить все эти проблемы можно было только путем новых исследований, однако о даль- нейшей работе временно не могло быть и речи. Мне остава- лось только строить теории, основываясь на уже установлен- ных фактах.

Я вновь вернулся к великой пирамиде Джосера. Бродя в ее тени и поглядывая на соседнюю пирамиду Усеркафа, я вспо- минал, как перед самым вскрытием саркофага говорил шутя одному своему знакомому: «Джосер и Усеркаф, наверное, беседуют о том, что скоро снова появится на свет их старый друг». Теперь же я думал о том, что если они сейчас действи- тельно беседуют, то, наверное, от души смеются надо мной!

Но у этой тайны должна была быть разгадка! Оставалось только ее найти.

Мысли мои вернулись к «Празднеству Сед», связанному с фараоном при его жизни и после смерти. Основной смысл этого празднества заключался в обновлении божественной силы, данной фараону церемонией коронации. Этой божест- венной силой была царская власть.

Я уже говорил раньше, что для того чтобы понять смысл и назначение памятников Древнего Египта, мы должны по мере сил проникнуться мировоззрением древних египтян. А это требует немалой доли воображения, особенно от того, кто не является, египтологом. Если читатель будет смотреть на все только с точки зрения современной религии и культуры, мое предварительное мнение о тайне пустого саркофага может показаться ему нелепым и фантастичным. В таком случае я могу лишь посоветовать ему прочесть какую-нибудь популяр- ную книжку о религии древних египтян, и там он найдет еще более странные обычаи и церемонии. Что же касается егип- тологов, то для большинства мои слова будут не новы, хотя некоторые из них и не сразу согласятся с моими выводами.

Примером того, что «Празднество Сед» связано с фарао- ном и после его смерти, служат ложные здания в ограде пи- рамиды Джосера, посвященные этому празднеству. Они опи- саны мною в первой главе. Эти здания построены для духа фараона, для того чтобы после погребения, в загробной жизни он мог через регулярные промежутки возобновлять свою жиз- ненную силу путем бесконечного цикла ритуалов, возрождаю- щих его мощь и власть коронованного владыки.

Назначение многих зданий в большой ограде Джосера до сих пор неясно. Самым странным из них является южная гробница, кратко описанная в первой главе. Здесь я хочу по- говорить о ней подробнее, потому что это поможет нам про- лить свет на тайну пустого саркофага под вновь открытой пирамидой.

Никто не знает, для чего служила южная гробница—су- ществует лишь ряд предположений. Она представляет собой глубокий, высеченный в скале колодец, точно таких же разме- ров, как шахта под пирамидой Джосера. В него ведет бо- ковой наклонный ход. На дне колодца выстроена комната из розового гранита, такая же, как в пирамиде Джосера. И за- пирается она точно таким же образом, при помощи огромной гранитной глыбы, опускаемой в отверстие, проделанное в пло- ской кровле. Непосредственно над усыпальницей располо- жена вторая комната, очевидно для хранения гранитной глыбы до погребения. Здесь до сих пор остались тяжелые бревна, вделанные горизонтально в стены поперек комнаты; через них перекинута веревка, служившая для подъема и опу- скания гранитной глыбы. Кровля этой верхней комнаты вы- держивала на себе всю тяжесть щебня, которым колодец был заполнен доверху. А над ним была сооружена каменная мастаба, вытянутая с востока на запад. Большая часть ее на- ходилась внутри большой ограды.

Особенности южной гробницы заключаются в следующем: гранитная усыпальница, площадь которой немногим более 1,5 метра, слишком мала, чтобы здесь можно было положить тело нормального человека иначе как в согнутом виде, что весьма необычно для царских гробниц того периода. Однако «гробница» несомненно принадлежала Джосеру. Ближайшие к востоку от усыпальницы галереи сохранили начертания его имени, а в одной из них обнаружены три стелы, изображаю- щие фараона во время религиозных церемоний. Среди них, в частности, есть изображение фараона, очевидно во время «ритуального бега», описанного в первой главе. Все эти стелы, по-видимому, имеют отношение к «Празднеству Сед».

На южной стеле фараон стоит, как обычно, лицом к югу. На нем высокая корона Верхнего Египта. К подбородку под- вязана ремешками большая искусственная борода. На перед- ней части короны рамка—«серех» (картуш) с именем фа- раона: Ноферерхет. Над ним парит сокол-хранитель с сим- волом жизни «анх» в когтях.

На средней стеле фараон изображен в короне Нижнего Египта, в такой же одежде и с оружием.

На северной стеле он снова в короне Верхнего Египта, но без туники, а только в одном переднике. Почти обнаженный фараон здесь бежит или пляшет, держа в правой руке много- хвостую плеть, символ Нижнего Египта.

Надписи на стелах трудно расшифровать, однако многие их знаки постоянно встречаются в сценах, изображающих «Празднество Сед».

Аналогичные сцены украшают стены покоев под самой-пи- рамидой Джосера.

Вот что пишет об этой странной южной гробнице Квибелл: «Трудно поверить, что эта комната вообще предназнача- лась для погребения человеческого тела. В нее еще можно с трудом просунуть труп сквозь отверстие в кровле, но уло- жить его во всю длину на полу совершенно немыслимо: для этого комната слишком мала.

...Очевидно, у Джосера была какая-то вещь, которую нельзя хоронить в самой пирамиде. Одновременно это было нечто настолько драгоценное, что заслуживало отдельной рос- кошной гробницы. Но что это? Его плацента? Его сердце, пе- чень и прочее обычное содержимое каноп? Или что- нибудь еще, совершенно неожиданное?» (Вы- делено мною.— 3. Г.) [С. М. Firth and Y.E.Quibell. The Step Pyramid, Cairo, 1933, p. 57.].

Мысль о том, что эта гробница предназначалась для цар- ской плаценты, весьма любопытна. Плацента фараона в пред- ставлении древних египтян всегда была связана с его Ка. Г. Фрэнкфорт в своей выдающейся работе «Царская власть и боги» пишет следующее:

«Ка фараона—это единственное Ка, всегда упоминаемое в надписях на памятниках. Оно рождается вместе с фарао- ном, как его двойник; оно сопутствует ему, как гений-храни- тель в жизни; оно играет роль его двойника и защитника после смерти. Ка фараона носит характер его жизненной силы... Однако оно всегда тесно связано с определенной личностью, 1. чего никогда не наблюдается в отношении простых людей... По-видимому, каждый фараон рассматривался как своего рода двойник; однако «близнец» фараона считался мертворожден- ным, который сразу же переходил в потусторонний мир, ибо он был плацентой, последом, детским местом фараона» [H. Frankforth. Kingship and the Gods, Chicago, 1948, p. 69—70.].

Обычай хоронить плаценту вождя сохранялся до недавних пор в Уганде. К. Д. Зелигман и М. А. Мюррей в своих статьях, опубликованных в журнале «Мэн» в 1911 году, высказывали предположение, что он соблюдался и в древнем Египте. Од- нако нет никаких документов, подтверждающих такое пред- положение.

Квибелл по этому поводу говорит следующее» «Мы можем быть уверены только в том, что, когда Джосер умер, пирамида еще не была завершена, в то время как южная гробница была уже тщательно замурована, а ее надземная часть достроена и облицована».

Другое решение проблемы заключается в том, что южная гробница была ложным погребением, служившим для симво- лических похорон фараона во время «Празднества Сед». Иначе говоря, она предназначалась только для Ка или духа фа- раона, а хоронить в ней его тело никто никогда и не собирался. Поскольку ложные здания на дворе, отведенном под «Празднество Сед», почти наверняка не ис- пользовались при жизни фараона и обретали значение лишь после его смерти, подобное предположение выглядит вполне логично. Нам известно несколько таких «ритуальных гроб- ниц». Например, в фиванском некрополе сохранился кенотаф Небхепетра Ментухетепа, расположенный на дворе погребаль- ного храма при его пирамиде в Дейр-эль-Бахари. Здесь Говард Картер нашел в 1900 году запечатанный, однако пустой де- ревянный саркофаг и статую фараона, облаченного в одежды «Празднества Сед». Настоящая же гробница этого фараона находится западнее, под скалой.

Хотя сейчас еще рано делать окончательные выводы, я почти уверен, что найденная под новой пирамидой усыпаль- ница представляет собой еще один пример «ложной гроб- ницы», или ритуального погребения. Это пока единственное предположение, подтверждаемое фактами, и пока оно не опро- вергнуто новыми открытиями, я буду его придерживаться.

С другой стороны, если эта теория правильна, она пол- ностью объясняет, почему фараоны той отдаленной эпохи, на- пример Снофру, строили себе по две гробницы. Этим же можно объяснить наличие нескольких усыпальниц в ряде пирамид. Так, в Великой пирамиде Хеопса три усыпальницы. Кроме не- достроенного подземного покоя, здесь есть так называемые «Усыпальница Царицы» и «Усыпальница Царя». Однако уже давно было известно, что первое из двух названий непра- вильно, ибо жен фараонов никогда не хоронили в пирамиде мужей — для них строились рядом отдельные маленькие пи- , рамиды. Зато если мы будем исходить из того, что одна усы- пальница предназначалась для мумии фараона, а другая для его Ка, существование этих двух погребальных покоев ста- нет вполне понятным. Что касается подземной усыпальницы, то она осталась недостроенной просто потому, что архитектор изменил свои планы.

Нам известны и другие пирамиды, где первоначально должно было быть по две усыпальницы. Но для чего? Остается ответить еще на два важных вопроса. Первое. Почему фараона Сехемхета не похоронили под его пирамидой, в то время как его предшественник фараон Джосер был почти наверняка погребен в гранитной усыпаль- нице своей гробницы?

Второе. Поскольку мы не нашли под пирамидой мумии Сехемхета, где же в действительности он похоронен?

Я попытаюсь хотя бы предположительно ответить на оба вопроса в заключительной главе.

Глава двенадцатая. ЕЩЕ ОДНА ТАЙНА

Прежде чем подводить итоги, мне хотелось бы рассказать о другом замечательном открытии, сделанном тридцать лет назад доктором Д. А. Рейзнером близ Великой пирамиды в Гизе. Он также нашел пустой саркофаг, в котором, однако, по всей видимости, ранее лежала мумия. Египтологам этот случай, конечно, известен, но я хочу, чтобы о нем знали все мои читатели.

Американский археолог Рейзнер возглавлял в 1924 году экспедицию Гарвардского университета в Бостоне, исследо- вавшую участок вокруг Великой пирамиды Хеопса. Экспеди- ция приступила к работе еще в 1902 году, а к 1924 году ее концессия занимала уже две трети обширного кладбища за- паднее пирамиды Хеопса, весь участок пирамиды Менкаура, восточную часть двора пирамиды Хеопса и всю прилегаю- щую площадь к югу от нее, до самого сфинкса.

Первого ноября 1924 года работники Рейзнера приступили к раскопкам в юго-западном углу кладбища. Это было не- легким делом. Сначала приходилось освобождать первый слой от наваленного сверху камня, песка и щебня, затем проби- ваться глубоко через следующий слой, и только тогда обна- жалось скальное основание. Таким образом расчищался каж- дый квадратный метр, причем весь щебень тщательнейшим образом просеивали. И вот однажды археологи заметили край высеченной в скале траншеи, заваленной остатками камен- ной кладки.

12 декабря 1924 года эта траншея была полностью очи- щена. Она оказалась основой недостроенной пирамиды. К се- веру от нее скальный грунт поднимался невысоким гребнем, а примерно на шестнадцать метров дальше лежал восточный край каменоломни, где добывали камень во времена правле- ния Хеопса. В западной ее части неровная поверхность скалы была очищена на глубину от 30 до 50 сантиметров. Огромные каменные блоки оставалось только извлечь, однако на этом этапе добыча камня была здесь приостановлена.

В конце января 1925 года Рейзнер вернулся в Америку по делам Гарвардского университета. И вот однажды фев- ральским утром, когда он находился за шесть тысяч кило- метров от Гизе, один из членов его экспедиции попытался установить треножник своего фотоаппарата на остатках ка- менной кладки. Это был фотограф египтянин по имени Абду. Он расположился чуть севернее главной аллеи мастаб в тени Великой пирамиды, однако, к его досаде, треножник все вре- мя скользил по твердой скале.

Тогда Абду переменил место, и тут, к его величайшему удивлению, одна нога треноги вдруг вонзилась во что-то, на- поминающее по виду известковый раствор. Абду позвал дру- гого члена экспедиции, доктора Алэна Роу, и они вдвоем принялись изучать поверхность. Оказалось, что пятно белой штукатурки закрывает прямоугольное отверстие в скале. Оно было замуровано небольшими обтесанными блоками извест- няка из каменоломен Туры. Блоки скреплял белый раствор. Абду и Роу поняли, что перед ними находится какая-то нетро- нутая гробница.

Археологи приступили к разборке каменной кладки, сни- мая слои известняковых блоков один за другим. Наконец, 23 февраля перед ними открылась лестница из двенадцати ступеней, спускавшаяся к короткому, высеченному в скале туннелю в южной части каменоломни. Он вывел исследова- телей к северной стене вертикальной шахты.

Начались поиски выхода шахты на поверхность. Оказа- лось, что и этот выход тщательно замаскирован. Он был за- мурован камнями, специально оставленными необтесанными, чтобы они сливались с естественной поверхностью скалы. По всей видимости, это было тайное погребение.

Расчистка шахты продолжалась весь февраль и весь март 192Б года. Сначала археологи думали, что это такая же по- гребальная шахта, как под обычными мастабами, где она до- стигает глубины шести-девяти метров. На этой глубине они обнаружили в западной стене шахты большую каменную плиту. Однако первое предположение, что за нею скрывается усыпальница, не оправдалось. Позади плиты оказалась про- сто ниша с остатками жертвоприношений: здесь лежали че- реп и три ноги быка. А самая шахта уходила все дальше вглубь. День за днем под лучами палящего солнца рейс Мах- муд Ахмед Сайд со своими людьми выламывал заполнявшие шахту глыбы и отправлял их на поверхность в плетеных кор- винах.

Двенадцать метров... пятнадцать.., восемнадцать... два» дцать один! Шахта вела сквозь скалу все глубже. Наконец, на глубине двадцати пяти метров один из рабочих выломал камень и обнаружил эа ним комнату.

Над шахтой установили зеркало. Отраженные им солнеч- ные лучи проникли в глубину и взволнованные исследователи увидели обломки шестов, обитых золотом, золотые предметы, алебастровые сосуды и прекрасный алебастровый саркофаг. На крышке саркофага виднелись золотые начертания. В них можно было разобрать имя последнего фараона Четвертой династии Снофру, отца самого Хеопса.

Когда археологи приступили к исследованию усыпальни- цы, оказалось, что обшитые золотом деревянные обломки были шестами от переносного балдахина для ложа и прочей погребальной утвари покойного. От самой утвари остались одни обломки. Дерево истлело, а покрывавшие его золотые пластинки усыпали весь пол тысячами тонких листочков. He- смотря на это, археологам удалось собрать и восстановить по частицам пышную погребальную утварь. На это потребова- лось терпение поистине бесконечное!

Среди утвари было великолепное ложе с именем Снофру; два обитых золотом кресла; инкрустированный золотом фут- ляр, где, по-видимому, хранились пологи ложа; деревянный, также обитый золотом сундук с восьмью красивыми алеба- стровыми сосудами, на каждом из которых начертано назва- ние его содержимого — масла или косметического снадобья, например: «Праздничное благовоние», «Зеленая краска для глаз» или «Лучшее ливийское масло». Кроме этого, здесь же нашли набор серебряных ножных обручей с инкрустацией из лазурита в форме крыльев бабочек. Стало ясно, что в этой гробнице похоронена женщина. Но кто она? К счастью, уда- лось собрать воедино и проче'сть следующую иероглифиче- скую надпись:

«Мать фараона Верхнего и Нижнего Египта, почитателя К Гора, кормила власти... Хетепхерес».

Итак, гробница принадлежала царице Хетепхерес, жене Снофру и матери Хеопса. Ложе с именем Снофру, очевидно, было подарком фараона жене. В то время (в 1925 году) это были древнейшие образцы погребальной утвари и ювелирных украшений, относящихся к эпохе Четвертой династии. Брас- леты еще более раннего периода Третьей династии найдены лишь недавно во вновь обнаруженной пирамиде.

Однако Рейзнера и всех членов его экспедиции больше всего поразила странная обстановка погребения, так и не объясненная до сих пор. Например, рабочие почему-то бро- сили в усыпальнице свои инструменты. Рейзнер пишет:

«У западной стены (усыпальницы) лежит алебастровая чаша и тяжелое, прекрасно сохранившееся м-едное.зубило; примерно на середине ложа — другой массивный медный ин- струмент, очевидно пест для размельчения щебня (crusher), а рядом с ним с западной стороны — медное лезвие ножа с приклепанной деревянной ручкой. Зубило и пест представ- ляют собой тяжелые рабочие орудия каменщиков, и почему они оказались среди погребальной утвари царицы, совер- шенно непонятно».

Но это не все. Подпорки балдахина были небрежно бро- шены на крышу саркофага. По-видимому, собрать балдахин в тесноте маленькой усыпальницы оказалось невозможно. И, наконец, среди сундуков, и прочей утвари археологи обна- ружили много обломков и кусков штукатурки, по всей види- мости занесенных в усыпальницу откуда-то извне. В одном из ларцов оказался, в частности, кусок алебастра, явно отбитый от саркофага. Позднее удалось найти на саркофаге место, от которого он был отколот.

При всем этом самый саркофаг оказался нетронутым, и Рейзнер имел все основания полагать, что в нем покоится мумия царицы. Ведь гробница не была ограблена! Каменный завал глубокой шахты никто не тревожил, а другого входа в усыпальницу не существовало.

И вот 3 марта 1927 года последние приготовления к вскрытию саркофага были завершены. Вокруг собралось во- семь свидетелей. Вспоминая этот момент, Рейзнер пашет:

«Руководивший операцией мистер Уилер встал к Север- ной подъемной тали, а Данхэм и наш десятник Махмуд Ax- мед Сайд взялись за две южные тали. Все взгляды были устремлены на саркофаг. Крышка его вздрогнула и... мед- ленно, сантиметр за сантиметром начала подниматься. Пока- залась внутренняя поверхность стенок саркофага. Каждую минуту мы заглядывали в него все глубже. Вскоре стало ясно, что в нем нет внутреннего гроба, и наконец, через десять минут мы поняли — саркофаг пуст...»

Через двадцать семь лет после Рейзнера мне довелось пе- режить точно такую же драму в усыпальнице Сехемхета.

Впрочем, различие было налицо. В гробнице Хетепхерес оказалась погребальная утварь и облачения царицы; кроме того, в запечатанной нише усыпальницы Рейзнер нашел ка- ноны с внутренностями, извлеченными из трупа во время бальзамирования. Таким образом, совершенно очевидно, что мумия царицы тоже была погребена в саркофаге, но затем по каким-то причинам ее оттуда извлекли. Однако вынуть мумию из саркофага, уже установленного в усыпальнице, едва ли было возможно.

Далее: стены усыпальницы оказались необтесанными и не- завершенными; всю утварь, очевидно, торопливо свалили в нее, едва она достигла минимально необходимого размера. Исходя из всего этого, Рейзнер заключил, что он обнаружил вторичное погребение и что первоначально царица была похоронена в другой, более обширной гробнице, расположен- ной, по-видимому, вблизи пирамиды ее мужа в Дашуре. Здесь же явные следы крайней спешки — незаконченная усыпальница, брошенные каменщиками инструменты и т.д.— все свидетельствовало о том, что работу заканчивали второ- пях. Но почему? Выдвинутая Рейзнером теория вкратце за- ключается в следующем.

Вскоре после того как мать Хеопса была погребена близ пирамиды своего мужа, в ее гробницу проникли грабители и украли мумию, чтобы на досуге спокойно обобрать с нее все многочисленные золотые украшения. Очевидно, они ута- щили бы и утварь, но что-то им помешало.

Фараону доложили об ограблении гробницы его матери, однако чиновники, по-видимому, побоялись сказать, что му- мия царицы исчезла.

Тогда фараон, по предложению Рейзнера, приказал пере- нести мумию матери со всей ее погребальной утварью в Гизе и похоронить в тщательно скрытом тайнике близ своей соб- ственной Великой пирамиды, строительством которой он как раз в то время был занят. Каменщики приступили к работе, однако на глубине девяти метров, где обычно сооружают усыпальницы, они наткнулись на слой рыхлого известняка и вынуждены были углубляться дальше. Сузив шахту, ра- бочие опускались все ниже, но лишь на невероятной глубине в двадцать пять метров им удалось найти достаточно проч- ную скалу, в которой можно было вырубить погребальную комнату.

Тем временем все сроки проходили. Чиновники некрополя, должно быть, дрожали от ужаса, что их тайна вот-вот выплы- вет на свет, или, что еще хуже, Хеопс пожелает взглянуть на мумию своей матери. Был отдан новый приказ приостано- вить дальнейшие работы и заделать отверстия в стене. Ка- менщики смели щебень в колодец. Затем в шахту опустили пустой саркофаг, закрыли его крышкой, а сверху положили брусья разобранного балдахина. Оставшееся пространство усыпальницы было заполнено погребальной утварью Хетепхе- рес, перенесенной из ее первой гробницы вместе с обломками и кусками штукатурки.

После этого каменщики начали заваливать шахту. Они так спешили, что даже позабыли в усыпальнице свои инстру- менты. Недалеко от верхнего края шахты они вырубили в стене нишу, принесли в жертву Ка царицы быка и заму- ровали в нише его останки. В этот момент в шахту свали- лось несколько обломков базальтовых плит от храма Хеопса. Ими замуровали нишу. Рейзнер отсюда заключил, что в то время храм Хеопса уже существовал или строился. Наконец, каменщики скрыли вход в шахту под необтесанными глы- бами, выглядевшими как естественная поверхность скалы, и работа была завершена.

Эта захватывающая и остроумная теория была создана Рейзнером на основе чисто археологических данных, собран- ных при обследовании тайной гробницы. Никаких под- тверждающих ее документов нет; первую гробницу Хетеп- херес, если только она вообще существовала, тоже найти не удалось. При всем этом объяснение Рейзнера остается наи- более правдоподобным, и многие археологи с ним согласны.

Однако сейчас, после находки еще одного пустого сарко- фага, я думаю, эту теорию необходимо коренным образом пересмотреть. Можно ли утверждать, что саркофаг действи- тельно предназначался для погребения мумии Хетепхерес? За это как будто бы говорит находка с ее внутренними орга- нами. Однако внутренняя поверхность алебастрового сарко- фага почему-то осталась незапятнанно чистой, такой же чи- стой, как в другом саркофаге, где мы надеялись найти му- мию фараона Сехемхета.

Но, может быть, это не вторичное погребение? Может быть, с самого начала мать Хеопса решили похоронить возле его пирамиды? В таком случае почему саркофаг оказался пустым?

Некоторые ученые выдвигают предположение, что мумия царицы была похищена из мастерской бальзамировщиков. Возможно. Но, с другой стороны, если это действительно пер- вая гробница, почему погребение в ней произвели в такой спешке? Почему утварь царицы торопливо втиснута в столь маленькую усыпальницу, что в ней еле хватило места?

И, наконец, последнее. А вдруг, несмотря ни на что, эта гробница окажется еще одним «ложным погребением», где никто и не собирался хоронить мумию Хетепхерес?, Какая волнующая загадка! [Тот, кто захочет подробнее изучить этот вопрос, может обратиться к отчету самого доктора Рейзнера, опубликованному в Bulletin of the Museum of Fine Arts, vols. XXV, XXVI и XXX. Boston, 1927—1932.]

Глава тринадцатая. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

С тех пор как я подписал последние слова предыдущей главы, прошло более года. Тогда был июнь 1954 года, а сей- час уже близится конец 1955 года. За моей спиной остался еще один полный сезон раскопок.

В октябре 1954 года я отправился в Соединенные Штаты в лекционное турне и вернулся к раскопкам в Саккара только к ноябрю. Во время этого перерыва у меня было предоста- точно времени поразмыслить о пирамиде Сехемхета и пого- ворить о ней с моими коллегами, американскими египтоло< гами. Они поддержали во мне бодрость и надежду.

Возвратившись в 1954 году в Саккара, я принялся за ра- боту с новыми силами. Журналисты, радио и телерепортеры исчезли. Шумиха, поднятая вокруг нас в момент вскрытия усыпальницы с саркофагом, полностью улеглась. Со мной остались только мои преданные помощники Хофни Ибрагим и его брат Гуссейн. Они поздравили меня с возвращением. Разумеется, я был полон новыми теориями и горел нетерпе- нием продолжать штурм таинственной пирамиды.

Как я уже говорил, вход в подземелье лежит в южном конце огромного прямоугольного котлована, высеченного в скале у северной стороны пирамиды. Он ведет к пологому коридору, уходящему в глубь скалы и заканчивающемуся недостроенной комнатой в центре пирамиды примерно на три- дцать метров ниже поверхности пустыни. Но меня больше всего интриговала одна особенность «предвыходного» котло- вана. Он аккуратно высечен в скальном грунте. Когда мы обнаружили запечатанный вход, до дна котлована было еще- далеко. Я в этом не сомневался, потому что под ногами у нас лежала не скала, а щебень. Шахта тоже начиналась ниже уровня открытого мною входа. Хофни и Гуссейн торопили меня с углублением котлована, уверенные) что там внизу лежит вход в йастоящую усыпальницу.

Почти полтораста человек с кирками и корзинами труди- лись более месяца, вынося из котлована наполнявший его щебень. И вот на глубине двенадцати метров ниже скальной поверхности мы наткнулись на другой вход в южной стене туннеля. Он вел к нижнему коридору длиной всего в девять метров. Этот коридор остался недостроенным явно из-за угрожающего состояния скалы. Очевидно, мы нашли следы первой попытки вырубить подземные ходы пирамиды. По- пытка оказалась неудачной. Наклон внешнего привходного туннеля был уменьшен таким образом, чтобы он подводил к более прочному слою скалы. Затем, поскольку верхняя га- лерея по пути к усыпальнице все равно должна была в глу- бине пересечь слабый скальный слой, ее потолок из предо- сторожности начали высекать в форме полукруглой арки. Та- кой потолок имеет наибольшую прочность.

Установив этот факт, мы соорудили деревянный помост, снова открывший нам доступ к верхней входной галерее, и, наконец, в марте 1955 года приступили к исследованию главного коридора пирамиды.

Прежде всего надо было завершить раскопки последних сорока метров этого коридора, соединяющего шахту с усы- пальницей.

Во время предыдущего сезона мы не затронули огромные массы щебня, покрывавшие пол коридора, а ведь под ним могло скрываться множество предметов. И в самом деле, едва были убраны первые метры щебня, как под ним на полу обнажились многочисленные каменные сосуды. Сотни пре- красных ваз, кувшинов, блюд, маленьких подносов и чаш, выточенных из алебастра, диорита, порфира, сланца и конгло- мерата, усеивали весь проход. Одни были разбиты на куски, другие—совершенно целые. В дтих сосудах не оказалось ни пищи, ни какого-либо иного содержимого. Большинство из них явно относилось к чисто погребальной утвари.

Среди сосудов мы обнаружили несколько кувшинов с гли- няными печатями, на которых стояло имя Сехемхета,—еще одно доказательство того, что пирамида принадлежит имен- но ему.

Кроме того, просеивая щебень, мы смогли отыскать ма- ленькие золотые бусины и соединявшие их трубочки от од- ного широкого браслета. Это дополнило нашу коллекцию ювелирных предметов, обнаруженных поблизости в прошлый сезон.

Тем временем горы камней и щебня продолжали расти и вскоре достигли угрожающей высоты. По мере того как га- лерея расширялась, они становились все выше. В подобных случаях обычно приходится прибегать к довольно трудоемким крепежным работам. Поскольку скальный грунт здесь сла- бый, одних деревянных креплений было недостаточно, а по- тому нам пришлось строить каменные подпорные стены. И чем глубже уходила галерея, тем выше становились эти стены. Примерно на середине галереи они уже сейчас дости- гают высоты более десяти метров.

Систематические раскопки позволили нам обнаружить новые каменные сосуды. На некоторых сохранились курсив- ные надписи чернилами. Я разобрал имя некоего чиновника Ииенхнума.о котором известно, что он служил еще при фа- раоне Джосере. Его имя упоминается в связи с «Празднест- вом Сед» фараона Сехемхета.

Кроме того, мы нашли необычайно красивую пластинку слоновой кости с перечнем кусков льняной ткани. На ней начертано имя Джосертианх или Небтиджосертианх. Это могло быть имя—«небти» самого фараона, который, таким образом, являлся как бы вторым Джосером из списка фарао- нов, либо имя его жены, а может быть просто какой-нибудь принцессы. Судить об этом пока еще рано.

Дальнейшие раскопки в коридоре привели к открытию це- лой коллекции медных инструментов — ножей, долот, шил и мотыг. Здесь же оказались медные блюда и остатки медных сосудов. Поблизости мы нашли большой кремне- вый нож.

Т-образный комплекс кладовых, обнаруженный в преды- дущий сезон, оказался гораздо обширнее, чем мы думали. В нем насчитывается не сто двадцать кладовых, как пола- гали сначала (смотри восьмую главу), а все сто тридцать две. Горизонтальная ветвь Т-образного комплекса, как я уже говорил, имеет сто пятьдесят один метр в длину и полтора метра в ширину. Как выяснилось, от обоих концов этой га- лереи ответвляются еще два идущих с севера на юг хода длиной в сто шесть метров каждый. Отделения кладовки вы- сечены в обеих стенах всех трех галерей. Этот комплекс в целом так и остался незавершенным. Оставшийся после каменщиков щебень заполняет галереи и большинство кла- довок почти на две трети их высоты.

Мы откопали северо-восточный и юго-западный углы пи- рамиды. Над поверхностью земли поднялись вновь отрытые стены заупокойного храма. Эти массивные стены сооружены точно так же, как и самая пирамида, то есть ряды камней уложены в них с наклоном внутрь. Кое-где в храме сохра- нилась даже первоначальная кладка пола, однако общий план этого сооружения все еще неясен.

На одном из бастионов Белой Стены мы нашли начертан- ное красными чернилами имя Имхотепа. Возможно, что речь идет о знаменитом архитекторе Джосера, но это не навер- няка. Зато у нас есть теперь все основания полагать, что непосредственным преемником Джосера был именно фараон Сехемхет.

Сейчас ясно одно: мы только приступили к работе. Мы едва начали «царапать» поверхность. Все сооружение зани-

мает площадь, равную двум помещенным рядом футбольным полям. Внешняя его ограда имеет в длину около полукило- метра. И все это еще предстоит раскопать. В настоящее время большая часть гигантского сооружения погребена под песком. Здесь мы можем найти новые подземные галереи, такие же, как под ступенчатой пирамидой, и одна из них, возможно, приведет нас к усыпальнице либо самого фараона, либо одного из членов его семьи. Понадобится по крайней мере еще двадцать лет, чтобы исследовать весь этот комплекс, созданный почти пятьдесят веков назад, в те времена, о. ко- торых история хранит молчание.

ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ЕГИПЕТСКИХ ДИНАСТИЙ

Доисторический период

Ранее 4000 лет до нашей эры. Поселения в различных частях Верхнего и Нижнего Египта.

Додинастическив период 4000—3200 гг. до н. э,

Переход от каменного века к бронзовому. Использование закаленной бронзы. Архаический период

I династия 3200—2980 гг. до н. э.

II династия 2980—2780 гг. до н. э. Древнее Царство (век пирамид)

III династия 2780—2680 гг. до н. э.

IV династия 2680—2565 гг. до н. э.

V династия 2565—2420 гг. до н. э.

VI династия 2420—2258 гг. до н. э. Первое междуцарствие

VII династия 2258 г. до н. э. (междуцарствие).

VIII династия 2258—2232 гг. до н. э.

IX династия 2232—2180 гг. до н. э. Современники IX—Х ди- Х династия 2180—2052 гг. до н.э. настий правители Фив —

) Интефы (2232—2134 гг. до н. э.) Среднее Царство

XI династия 2134—1191 гг. до н, э.

XII династия 1191—1786 гг. до н. э.

Второе междуцарствие XIII—XIV династии 1786—1680 гг. до н. э.

XV—XVI (владычество гиксосов) 1720—1570 гг. до н. э. (местные прави- тели в Фивах).

XVII династия 1600—1570 гг. до н. э.

Новое Царство

XVIII династия 1570—1349 гг. дон. э.

XIX династия 1349—1197 гг. до н. э.

XX династия 1197—1085 гг. до н. э. Поздний период

XXI династия 1085—950 гг. до н. э.

XXII династия 950—817 гг. до н. э.

XXIII династия 817—730 гг. до н. э. (частично современная XXII дина- стии).

XXIV династия 730—715 гг. до н. э.

XXV династия 751—656 гг. до н. э. (частично современная XXIII—XXIV

династиям). Владычество ассирийцев 671—663 гг. до н. э.

XXVI династия (Саисская эпоха) 663—525 гг. до н. э.

XXVII династия (первое владычество персов) 625—404 гг. до н. э.

XXVIII династия 404—398 гг. до н. ».

XXIX династия 398—378 гг. до н. э.

XXX династия 378—341 гг. до н. э.

XXXI династия (второе владычество персов) 341—322 гг. до я. э. Завоевание Египта Александром Македонским — 332 г. до н. э.

Греко-римский период

Александр Македонский и Птолемеи 332—301 гг. до н. э. Римское владычество 30 г. до н. э.—324 г. нашей эры. Византийский и Коптский период 324—640 гг. Завоевание Египта арабами 640 г.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мохаммеда Закария Гонейма- первая книга (1)

    Книга
    Молодому арабскому археологу Мохаммеду Закария Гонейму удалось совершить одно из самых интересных открытий наше- го века. Благодаря научной прозорливости, огромной любви к великому прошлому своей страны, а также благодаря неоцени-
  2. Мохаммеда Закария Гонеймапервая книга

    Книга
    Молодому арабскому археологу Мохаммеду Закария Гонейму удалось совершить одно из самых интересных открытий нашего века. Благодаря научной прозорливости, огромной любви к великому прошлому своей страны, а также благодаря неоценимой
  3. Описание: Эта книга, продолжает серию "100 великих", рассказывает от истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока еще нераскрытых тайнах древности

    Книга
    Описание:Эта книга, продолжает серию "100 великих", рассказывает от истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока еще нераскрытых тайнах древности.
  4. Хх век: хроника необъяснимого

    Книга
    Эта книга – о загадках и таинствах окружающей нас жизни, о смелых поисках и предположениях так называемой неофициальной науки – науки завтрашнего дня. К примкру,
  5. Вступление Знаменитый "отец истории"

    Документ
    Но одно известно достоверно: сохранилось тоненькое (1 страниц) его сочинение, которое называется "О семи чудесах света".

Другие похожие документы..