Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Конституционное (государственное) право России. Учебно-методический комплекс по специальности 030501.65 (021100) -Юриспруденция. Красноярск: филиал Н...полностью>>
'Документ'
Восемнадцатый век в области культуры и быта России — век глубоких социальных контрастов, подъема просвещения и нау­ки. Недоросль Митрофанушка и гениал...полностью>>
'Автореферат'
Защита диссертации состоится 14 мая 2010 года в 15:00 часов на заседании диссертационного Совета Д 212.165.07 при Нижегородском государственном техни...полностью>>
'Документ'
В целях повышения качества бюджетного планирования и в целях реализации мероприятий, предусмотренных Программой реформирования муниципальных финансов ...полностью>>

Главная > Автореферат диссертации

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Проваленкова Ирина Валерьевна

Дворянство польского происхождения в Орловской губернии

в XVII-начале XX вв.

(Этномиграционный процесс).

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук.

Орел - 2008

Работа выполнена на кафедре истории России

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Минаков Сергей Тимофеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Акульшин Петр Владимирович

кандидат исторических наук, доцент

Касторнов Сергей Николаевич

Ведущая организация: Брянский государственный университет

им. академика И.Г. Петровского

Защита состоится « »___________ 2008 года в часов минут на заседании диссертационного совета Д. 212. 183. 03 в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 95.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Автореферат разослан « »______________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент Кононова Т.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Этническое и этнокультурное многообразие – характерная особенность нашего времени. Сегодня, в XXI веке, вопросы этнической, религиозной принадлежности, которые тесно связаны между собой, звучат как никогда остро и актуально, в связи со стремлением ряда народностей к самоопределению, с межнациональными вооруженными конфликтами, возникающими достаточно часто на религиозной почве, с общим подъемом религиозности населения России. Процесс глобализации и одновременное с ним столкновение региональных и локальных цивилизаций и культур, поиск точек соприкосновения, диалога в этом противоречии – одна из главнейших задач современности. Поэтому исследование этой проблемы в различных ее аспектах, обращение к опыту прошлого обосновано и, несомненно, актуально. Россия в контексте этой проблемы- страна весьма показательная. Она обладает богатейшим, хотя и противоречивым, опытом межкультурного сосуществования своего многонационального населения на протяжении нескольких столетий. Одним из частных, но весьма важных аспектов этой проблемы в истории России и в ее нынешнем положении являются сложные и противоречивые русско-польские этнокультурные и межгосударственные взаимоотношения.

Приняв в качестве общего объекта настоящего диссертационного исследования проблему русско-польских этнокультурных взаимоотношений, его предметом я избрала российское дворянство польского происхождения на территории Орловской губернии в этномиграционном контексте.

Понятие «дворянство польского происхождения», в рабочем порядке используемое в диссертации, включает не только польских дворян в узко-этническом смысле (этнических поляков). Имеется в виду вся совокупность «полонизированного» дворянства бывшей Речи Посполитой: литовского, литовско-татарского (представителей «благородных» родов татар, оказавшихся в свое время на службе у Великого князя Литовского) происхождения, русского «полонизированного» дворянства (в первую очередь на территории будущих Смоленской, Минской, Витебской и других губерний), дворянства польско-белорусского, литовско-белорусского, польско-малороссийского (обычно «украинизированных» польских дворянских фамилий, осевших в XVI-XVIII вв. в Малороссии).

Выбор темы диссертации обусловлен существованием польской (хотя и не очень значительной по численности) общности на территории, традиционно считающейся моноэтничной российской «глубинки», каковой принято считать территорию Орловщины. Сам этот факт представляет несомненный интерес, усугубляемый отсутствием исследования его при изучении этнокультурных процессов в истории России, в частности в истории русско-польских отношений.

В диссертации исследуется не вся «польская» общность на территории Орловской губернии, но лишь ее дворянская, однако наиболее значимая, часть, которая изначально составляла ядро этой этнокультурной группы. Наряду с этим, объектом нашего внимания является не только католическое орловское дворянство польского происхождения, но и его православная, «обрусевшая» часть. Поэтому основным признаком отнесения исследуемой части дворянского населения Орловской губернии к «польскому дворянству» является происхождение, принадлежность к известным польским дворянским фамилиям, независимо от их устойчивости в исходной (католической) конфессии.

В качестве идентификационных признаков отнесения тех или иных дворянских родов Орловской губернии к дворянству польского происхождения служат: прямое указание на их происхождение в источниках, при отсутствии этих сведений - присутствие их в фамильном списке польского дворянства, принадлежность к известным польско-литовским гербам. Хотя в XVIII-XIX вв. имело место и необоснованное присвоение какого-либо польско-литовского герба той или иной дворянской фамилии, в большинстве случаев геральдические признаки свидетельствовали либо о действительной принадлежности данного дворянского рода к польской или литовской дворянской фамилии, либо о его сильной полонизации.

Хронологические рамки настоящего диссертационного исследования охватывают период с XVII в. и до 1914 г. Эти границы определяются, с одной стороны началом активного заселения «орловской украины» Русского государства, с другой – рубежом, за которым начиналась уже другая политическая, социально-экономическая и этнокультурная история России, обусловленная началом Первой мировой войны.

Территориальные рамки диссертационного исследования обозначены границами Орловской губернии 1778 - 1928 г. Применительно к периоду до 1778 г. используется понятие «территория Орловской губернии». Обоснование целесообразности исследования этнокультурных процессов в пределах указанной территории, как региональной целостности, дается во втором параграфе 1-й главы диссертации.

Историография. Все имеющиеся на данный момент в отечественной историографии исследования, так или иначе, посвящены изучению этнокультурного, этнорелигиозного состава Российской империи в целом. Среди них выделим работы С.А. Арутюнова1, В.М. Кабузана2, А.Г. Рашина3, коллективное исследование «Население России в XX веке»4, а также разработки энциклопедического характера5.

М.И. Лавицкая, специально исследовавшая Орловское потомственное дворянство, главным образом во второй половине XIX – начале XX вв. (хотя в общих чертах она касалась в своей монографии и обстоятельств формирования орловского дворянства в XVI - первой половине XIX вв.)6, также не рассматривала специально орловское дворянство польского происхождения. Не останавливали свое внимание на этом вопросе и историки-краеведы, как дореволюционные, такие как Г.М. Пясецкий7, А.Н. Шульгин8, П.И. Кречетов9, так и писавшие в советское время и изучающие Орловский край ныне10.

В связи с этим в диссертации используется опыт, преимущественно методологического характера, накопленный в научных или историко-краеведческих исследованиях, касающихся провинциального дворянства на территории Орловщины и в других российских регионах. Это, прежде всего, сборник статей по истории смоленского дворянства11. Особый интерес в его составе представляет статья С.В. Думина «Смоленское дворянство»12, в рамках которой автор исследует, в частности, и вопрос о так называемой «смоленской шляхте», что весьма важно при исследовании переселения заметной группы смоленских дворянских фамилий польского происхождения в Орловскую губернию. Пожалуй, это единственное исследование, в котором на региональном уровне рассматривается вопрос об участии в формировании российского провинциального дворянства выходцев из Польши и Литвы. В методологическом плане интерес представляют также исследования О.К. Ермишкина, В.М. Сторожева по тверскому дворянству13, Б.А. Азнабаева по уфимскому дворянству в конце XVI - начале XVIII вв.14 Все остальные многочисленные работы, как дореволюционные, так и последних десятилетий посвящены российскому дворянству в целом, хотя преимущественно в различные периоды его истории.

В дореволюционной России достаточно большое внимание уделялось изучению дворянства как сословной группы, в частности Г. Евреиновым15, А.А. Романовичем-Славятинским16, М. Яблочковым17. К ним можно добавить и небольшие популярные очерки по истории российского дворянства18. Однако, больший интерес у авторов, в основном аристократического происхождения, вызывали генеалогические аспекты истории российского дворянства. Фундаментальные исследования в этом направлении, осуществленные П.В. Долгоруковым, А.Б. Лобановым-Ростовским, П.Н. Петровым19 и ныне сохраняют значительную долю своей ценности для историков. В частности, П.В. Долгоруков выделяет различные группы российского дворянства иностранного по происхождению, в том числе – польского. Дается развернутый список старинных родов польского дворянства. В современной историографии этого аспекта могу назвать лишь одну работу, посвященную иностранным фамилиям в России20. Отдельно следует отметить ставшую почти классической работу В.П. Павлова-Сильванского, посвященную вопросу возникновения российского дворянства21.

Советские и современные отечественные историки большее внимание уделяли как раз социальным и социально-экономическим исследованиям российского дворянства. В этом направлении наибольшего внимания заслуживают работы В.И. Буганова, А.П. Корелина22, а также ряд научных трудов, посвященных анализу социально-экономических характеристик российского дворянства, помещичьему землевладению23. В рамках отмеченных исследований не обращалось заметного внимания на генезис российского дворянства в ходе взаимодействия различных этнокультурных и этноконфессиональных групп, участвовавших в его формировании и становлении. Как отмечалось выше, такого рода исследований почти нет и в региональном, провинциальном масштабе.

В плане исследования историко-географической природы Орловской губернии, несомненно, в первую очередь заслуживают внимания небольшие, но весьма значимые работы уже упомянутого дореволюционного орловского краеведа Г.М. Пясецкого24, а также историко-краеведческие очерки уездов и районов Орловской губернии и Орловской области25. Интерес в этом отношении представляют также исследования Белгородской засечной черты и в целом освоения служилыми людьми, дворянством «окраин» Московского государства в XVI – XVII вв.26 Особое значение в изучении этого аспекта имеет работа В.И. Буганова, посвященная разрядным книгам XVI – XVII вв.27 Следует также отметить весьма важные сведения и результаты исследования боевой деятельности на территории будущей Орловской губернии во второй половине XVII в. «московских выборных полков солдатского строя» в монографии А.В. Малова28.

Предпринятое диссертационное исследование невозможно было осуществлять, игнорируя проблематику истории Польши и различных аспектов русско-польских взаимоотношений. По этим направлениям существует достаточно большой пласт исторической литературы. К ним следует отнести работы М. Бобржинского, В.М. Зайцева, А.Я. Манусевича, Л.А. Обушенковой, А.Ф. Смирнова, Т.Г. Снытко, С.М. Фальковича, а также коллективные исследования «История Польши», «Краткая истории Польши с древнейших времен до наших дней» и др.29. Однако специальных научных работ, посвященных исследованию проблемы русско-польских отношений в Орловской губернии нет.

Важную роль при изучении темы диссертации играли исследования по различным направлениям исторического знания, позволившие лучше высветить вопросы происхождения тех или иных русских дворянских родов с точки зрения их принадлежности к польским. В этом плане наиболее полезные сведения и научные наблюдения, как уже отмечалось выше, содержатся в ставших уже классическими исследованиях в области генеалогии российского дворянства П.В. Долгорукого, а также в книге А.Г. Лакиера «Русская геральдика»,30 в справочном 10-томном издании «Дворянские роды Российской империи»31. Достаточно интересные родословные сведения по некоторым дворянским фамилиям польского происхождения содержатся в работах С.Т. Минакова (по роду Тухачевских)32, И.И. Ростунова33 и С.М. Семанова34 (о роде Брусиловых), А.П. Захарова (о роде Цуриковых)35. Некоторые сведения о происхождении отдельных русских дворянских родов, восходящих к польским в XVI-XVII вв. содержатся в «Ономастиконе» С.Б. Веселовского.36 Диссертация опирается также на общие исследования по истории России С.М. Соловьева, В.О. Ключевского.37

Разработка темы потребовала также обращения к справочным материалам, как статистическим, так и энциклопедического характера, особенно по персоналиям русских дворянских родов польского происхождения38. Важный информационный материал, касающийся происхождения некоторых дворянских фамилий, содержится в «Общем Гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи»39 и «Сборнике биографий кавалергардов»40. Определенный материал о роде орловских дворян Вадковских имеется в биографическом справочнике «Декабристы»41.

Таким образом, состояние историографии по предмету и объекту исследования обнаруживает недостаточное освещение этнополитической истории императорской России применительно к месту и роли польского элемента в жизни великорусских губерний, что позволяет сформулировать цель и задачи исследования.

Целью диссертации является исследование появления и существования на территории Орловской губернии дворянства польского происхождения в XVII - начале XX вв. Достижение указанной цели осуществляется решением следующих задач:

- обосновать и определить историко-географическую природу территории региона, изучаемого в этномиграционном аспекте;

- исследовать обстоятельства и начало появления на территории будущей Орловской губернии дворянства польского происхождения;

- проанализировать происхождение и род деятельности первых поселенцев польского происхождения на территории Орловской губернии;

- выяснить временную устойчивость проживания поколений дворянских фамилий польского происхождения, поселившихся на территории Орловской губернии в XVII в.;

- проследить продолжение процесса «оседания» дворян польского происхождения на территории губернии в XVIII-начале XX вв., динамику этого процесса, их численность;

- исследовать явления и факторы, стимулировавшие процесс притока и «оседания» польских дворянских выходцев на территории Орловской губернии в XIX – начале XX вв.: роль Орловского Бахтина кадетского корпуса и орловского римско-католического костела.

- проследить адаптацию польских дворян католического вероисповедания в «православной» этнокультурной среде Орловской губернии на примере рода Зайончковских.

Источниковая база исследования. Для достижения поставленной цели и решения указанных задач привлекались исторические источники различных, по своему происхождению и характеру, видов и разновидностей. Прежде всего, следует отметить важность и большой объем архивных документов, подавляющее большинство которых ранее не вводилось в научный оборот. В диссертационном исследовании были использованы архивные материалы 17 фондов из 4 архивов: Государственного архива Орловской области (ГАОО), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Российского Государственного военно-исторического архива (РГВИА), Государственного архива Российской федерации (ГАРФ). Главным образом, это документы из фондов 6, 22, 68, 101, 220, 512, 593, 633, 672, 713, 1001 Государственного архива Орловской области (ГАОО).

Важную роль в исследовании темы диссертации сыграли документы из фонда 68 ГАОО «Дворянское депутатское собрание Орловской губернии», преимущественно протоколы заседаний. Материалы этих дел позволяют выявить представителей дворянских родов польско-литовского происхождения, выехавших на постоянное жительство в Орловскую губернию в XVIII - начале XX вв. В текстах протоколов заседаний Дворянского депутатского собрания Орловской губернии в связи с этим часто указываются регионы Российской империи, откуда выехал тот или иной дворянин, его принадлежность к старинным дворянским фамилиям, порой сообщается о родоначальниках и происхождении рода.

Особый интерес представляют, в качестве исторического источника, метрические книги римско-католического костела в г. Орле (ГАОО. Ф. 713), содержащие записи всех основных видов гражданского состояния католического, преимущественно польско-литовского по происхождению, населения г. Орла и Орловской губернии. Метрические книги охватывают около половины всех единиц хранения данного фонда. Остальную часть фонда составляют указы Могилевской римско-католической духовной консистории, хозяйственная документация о строительстве культовых объектов, об устройстве и обслуживании католического кладбища, приходно-расходные книги и другие финансовые документы костела. Метрические книги имели устойчивый формуляр, с разделением на графы, содержавшие записи о рождении и крещении (7 граф), бракосочетании (6 граф), смерти (7 граф). В некоторых метрических книгах после всех записей давался алфавитный указатель (реестр в оригинале) окрещенным, обвенчанным или погребенным за данный год. При работе над диссертацией были подробно изучены метрические записи за 1863-1914 гг., которые охватывают 88% родившихся, 76 % умерших и 92 % бракосочетавшихся исследуемого периода. Метрические книги костела служат главным источником сведений о естественном движении римско-католического населения Орловской губернии второй половины XIX – начала XX вв., но их данные не вполне удовлетворяют требованиям статистики, так как не являются абсолютно полными.

Весьма обширные сведения об орловском дворянстве польского происхождения, его административно-служебном, профессиональном и географическом положении содержатся еще в одном важном источнике – в Памятных книжках и Адрес-календарях Орловской губернии, подготовка к публикации которых велась губернским статистическим комитетом. За период с 1860 по 1917 гг. было издано 37 памятных книжек и адрес-календарей.

При разработке темы диссертации использовались также документы из Российского Государственного архива древних актов: фонд 1209, Российского Государственного военно-исторического архива: фонды 291, 409, 2067, 2576, в которых содержатся сведения о родословных некоторых дворянских фамилий польского происхождения (преимущественно военных), осевших на территории Орловской губернии, о прохождении ими военной службы в русской армии. Привлекались также архивные материалы Государственного архива Российской Федерации: фонд 5853. Это «Дневник генерал-майора А.А. фон Лампе», оставившего интересные, красноречивые воспоминания и личные впечатления о генерале А.М. Зайончковском.

Отдельную группу источников составили опубликованные архивные документы. Так, материалы Разрядных книг по территории Орловской губернии, освещают некоторые аспекты заселения ее в XVI – XVII вв.42 Важную роль в диссертационном исследовании сыграл «Список смоленской шляхты» 1654 г. (по материалам Виленского архива), опубликованный в «Приложении» к работе И.И. Орловского43.

По вопросам, касающимся заселения территории будущей Орловской губернии, большое значение имели русские летописи: Повесть временных лет, Ипатьевская летопись, Новгородская первая летопись младшего извода44, однако наиболее важные сведения такого рода содержатся в так называемой «Никоновской летописи»45.

Следующую группу источников составляют законодательные акты. Это, прежде всего, Свод законов Российской империи46, некоторые памятники русского права XIV-XV вв., включая «духовные грамоты» великих князей Московских47, а также Соборное Уложение 1649 г.48

В работе использованы источники личного происхождения. По начальному периоду заселения будущей территории Орловской губернии в XVII в. выходцами из Речи Посполитой ряд интересных сведений содержится в дневнике генерала П. Гордона49. Весьма пространные свидетельства, относящиеся к пребыванию на территории Орловской губернии в конце XVIII – XIX вв. представителей рода Тухачевских, восходящего к выходцам польско-литовского происхождения XVI-XVII вв., имеются в записках Ф.Ф. Вигеля50. Отдельные аспекты происхождения тех или иных дворянских родов Орловской губернии или деятельности их представителей в XVIII в. в контексте исследуемой темы, имеются также в воспоминаниях генерала А.А. Брусилова51, «Записках» М.В. Данилова52, «Записках» Е.Р. Дашковой53.

Губернская периодика представляет отдельную группу источников. Это, прежде всего и главным образом, «Орловские губернские ведомости» за 40 – 80-е гг. XIX в., в которых содержатся сведения о судьбе некоторых представителей русских дворянских родов польского происхождения, движении их земельной собственности и т.п.

Методологической основой исследования являются принципы историзма, целостности и объективности, а также комплексный характер изучения и анализа всей совокупности исследуемых документов, метод сравнительного анализа, сопоставления исходных и итоговых данных различных аспектов изучаемой проблемы. В отдельных случаях, с учетом, особенностей исследуемого источника и постановки к нему вопроса использовались также элементы этнокультурного, социокультурного и психоментального анализа. В исследовании применялся комплексный подход, проявившийся во взаимосвязанном изучении исторических, политических, экономических, социальных, идеологических и культурных факторов. Значительная роль генеалогических и геральдических фактов требовала и выработки специфических методов использования и анализа соответствующих источников.

Научная новизна диссертации заключается в том, что тема, положенная в ее основу, впервые подвергается научному исследованию не только на местном, но и на общероссийском уровне. В рамках ее изучения впервые выявляются и анализируются обстоятельства и особенности миграционных процессов, приводивших к размещению поляков в великорусской «глубинке», динамика, стимулирующие факторы этого процесса. Кроме того, для раскрытия темы настоящей диссертации в научный оборот был введен ряд новых документов из фондов нескольких архивов.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы при составлении общих курсов по истории России XVII - XX в., в курсе истории регионов России, истории этнокультурных отношений в России, в спецкурсах по истории Орловского края, истории российского дворянства, истории российской интеллигенции. Кроме того, методологические подходы к обработке и анализу источникового материала могут быть полезны при изучении проблем, аналогичных тем, которые были поставлены в настоящей диссертации.

Апробация диссертации. Содержание диссертации отражено в 6-ти научных статьях, общим объемом 2,7 п.л. Различные аспекты настоящей диссертации нашли отражения в выступлениях на всероссийских и межвузовских конференциях. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории России исторического факультета Орловского государственного университета.

В основу структуры настоящей диссертации положен проблемно-хронологический принцип исследования и изложения материала. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложений.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертации, определяются объект и предмет исследования, его хронологические и территориальные рамки, оговариваются и мотивируются рабочие понятия и термины, вводимые автором в текст диссертации, характеризуется историография проблемы, методология, источниковая база, научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Дворяне польского происхождения на территории Орловской губернии в XVIIXVIII вв.» состоит из пяти параграфов. В первом параграфе «Поляки в Орловской губернии (постановка проблемы)» дается общая статистическая характеристика этноконфессионального состава населения Орловской губернии на рубеже XIX-XX вв., как некий итог миграционных и этнокультурных процессов предшествующих веков, определяется роль и место населения, исповедующего католицизм, мотивируется необходимость исследования сложившегося к концу XIX в. этнокультурного состояния губернии, появления и присутствия поляков в составе губернского населения, начиная с XVII в. Во втором параграфе «Историко-географическое становление пространства Орловской губернии» дается историко-географическое обоснование исследованию расселения дворянства польского происхождения в XVII – начале XX вв. в пределах территории, юридически оформившейся в конце XVIII в. как Орловская губерния. В третьем параграфе «Оседание польской шляхты на «орловской украйне» России в XVII в.» исследуется начало появления и «оседания» дворян-выходцев из Речи Посполитой на территории будущей Орловской губернии в конце XVI - XVII вв. Выявляется фамильный состав дворянства польского происхождения, появившегося, поселившегося на этой территории и в последующих поколениях проживавшего в ее пределах до конца XIX - начала XX вв. В четвертом параграфе «Служилые поляки «новоприборных полков» на территории Орловщины в XVII в.» выявляются и исследуются «служилые иноземцы» из поляков в составе Московских выборных полков солдатского строя, а также в составе драгунского полка П. Гордона, несшие походную службу и квартировавшие в 60 – 70-е гг. XVII в. в районе Севска, Брянска, Болхова, Карачева, Трубчевска. Выявляются представители тех польских дворянских фамилий, которые встречаются среди жителей Орловской губернии в XIX - начале XX вв. В пятом параграфе «Дворянство польского происхождения в XVIII в.» исследуется продолжение процесса первоначального появления и расселения дворянства польского происхождения на территории Орловской губернии в XVIII в.

Во второй главе «Смоленская шляхта» на территории Орловской губернии», состоящей из двух параграфов, исследуется один из ранних и наиболее активных региональных и этносоциальных источников притока дворян польского происхождения на территорию будущей Орловской губернии. В первом параграфе «Смоленская шляхта» дается исторический очерк и характеристика этносоциального явления, получившего название «смоленская шляхта», исследуются различные этнокультурные источники формирования этой общности. Во втором параграфе «Смоленская шляхта» на территории Орловской губернии в XVII – начале XX вв.» выявляются и исследуются дворянские фамилии, встречающиеся как в составе «смоленской шляхты», так и на территории Орловской губернии, выясняется их принадлежность именно к «смоленской шляхте», определяется число дворянских фамилий, действительно относящихся к этой этнокультурной группе, их происхождение, прослеживается время проживания представителей той или иной дворянской фамилии, принадлежавшей к «смоленской шляхте» в Орловской губернии.

В третьей главе «Дворянство польского происхождения в Орловской губернии в XIX – начале XX вв.», состоящей из трех параграфов, исследуется процесс притока, поселения дворян польского происхождения в Орловской губернии в указанный период времени. В первом параграфе «Переселение польского дворянства в Орловскую губернию в XIX – начале XX вв.» дается анализ статистического материала по количеству дворянских семей польского происхождения, переселившихся в Орловскую губернию в XIX – начале XX вв., динамика процесса переселения на протяжении указанного периода, их региональное происхождение, конфессиональный, профессиональный состав. Выясняется, что приток в Орловскую губернию на постоянное жительство польских дворян значительно активизировался в XIX – начале XX вв., увеличившись в первой половине XIX в., по сравнению с XVIII в., в 7 раз. Результат исследования показал, что наибольшее число польских дворянских фамилий переселилось в Орловскую губернию во второй половине XIX в.: в три раза больше по сравнению с первой половиной XIX в. и почти в 15 раз больше, чем в XVII – XVIII вв. Особенно заметно эта активизация обозначилась с 50-х гг. XIX в. Хотя за первые 14 лет XX в. число переселившихся польских дворянских семей уменьшилось по сравнению со второй половиной XIX в. почти на треть, интенсивность же прироста переселенцев в среднем за год, по сравнению со второй половиной XIX в. возросла почти втрое. Вновь поселившиеся в Орловской губернии польские дворянские фамилии были выходцами из различных, но преимущественно белорусских (Минской, Гродненской), малороссийских губерний (Волынской, Подольской), отчасти из литовских (Виленской и Ковенской) губерний. Однако наибольшее их число прибыло на жительство в Орловскую губернию, как и прежде из Смоленской, а также из соседних с ней Могилевской и Витебской губерний. Значительное число переселилось из Черниговской губернии. Выясняется также, что именно в XIX в. в Орловской губернии начинает селиться заметное число польских дворянских фамилий, исповедовавших католицизм. Во втором параграфе «Дворяне польского происхождения в Орловском Бахтина кадетском корпусе в 40 – 90-е гг. XIX в.» исследуются основные факторы, способствовавшие активизации переселенческого процесса в рассматриваемый период времени. С этой целью анализируется этнокультурный состав кадетов и преподавателей Орловского Бахтина кадетского корпуса. Выявляется высокий процент присутствия в их составе лиц польского происхождения. В третьем параграфе «Орловский костел в этномиграционном процессе в Орловской губернии второй половины XIX в.» исследуется появление и роль римско-католического костела в г. Орле и Орловской губернии как важного фактора, стимулировавшего в XIX – начале XX вв. активизацию процесса переселения в Орловскую губернию дворян польского происхождения.

В четвертой главе «Орловские польские дворяне Зайончковские», состоящей из трех параграфов, исследуется характерный пример появления дворянского католического семейства польского происхождения в Орловской губернии и его адаптации в новой этнокультурной среде на протяжении двух поколений. Объектом исследования является семья польских дворян Зайончковских и самый известный из ее представителей генерал от инфантерии А.М. Зайончковский. В первом параграфе «Польские дворяне Зайончковские» излагаются и исследуются обстоятельства появления в Орле подпоручика М.И. Зайончковского, его служба в качестве начальника орловского телеграфа, служебная карьера, окружение и приятельские связи в орловско-польской католической среде, матримониальные отношения с представителями русского православного дворянства. Во втором параграфе «Генерал от инфантерии А.М. Зайончковский» выясняются и анализируются факты биографии известного генерала, его рождение в Орле, обучение в Орловском Бахтина кадетском корпусе, а затем военная карьера в частях и соединениях русской армии, участие в русско-японской и Первой мировой войнах, противоречивые отношения с генералом А.А. Брусиловым, некоторые аспекты его военно-исторического творчества, дается личностная характеристика генерала. В третьем параграфе «Генерал Зайончковский между «красными и белыми» исследуются отношение Зайончковского к революционным событиям 1917 г., его переход на службу в Красную Армию, участие в гражданской войне, неоднозначное, во многом непроясненное поведение в ходе Орловско-Кромского сражения 1919 г. и послевоенная служба А.М. Зайончковского в Красной Армии.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и излагаются его основные результаты. Констатируется присутствие в составе населения Орловской губернии к концу XIX в. заметной, по сравнению с окружающими великорусскими губерниями восточноевропейской «глубинки» Российской империи, группы польского, в том числе польско-католического населения. Отмечается, что разработка темы диссертации в пределах административных границ Орловской губернии вполне правомочна, поскольку эти границы сложились как результат историко-географических и историко-культурных процессов, начавшихся с XVI в. и получивших логическое завершение в их административно-юридическом оформлении в пространство губернии.

Наряду с этим, анализ источниковой базы показал, что из учтенных 929 дворянских фамилий польского происхождения, переселившихся в Орловскую губернию и проживавших на ее территории до конца XIX - начала XX вв., 277 принадлежали к старинным польско-литовским дворянским родам, известным в Речи Посполитой в XVI-XVII вв.

Появление и «оседание» дворянства польского происхождения в качестве «служилых людей» русского царя на территории будущей Орловской губернии в единичных своих проявлениях обозначилось еще во второй половине XVI в. (дворяне Цуриковы). Этот процесс приобрел характер этнокультурного явления в XVII столетии, хотя в абсолютных цифрах число дворянских польских семей, «осевших» на территории будущей Орловской губернии, было невелико (всего 8). Польские дворяне-переселенцы превратились в «испомещенных» «детей боярских» (Мозалевские, Тухачевские, Цуриковы). Часть польских дворян в составе «полков иноземного строя», в силу служебных обстоятельств, лишь временно проживала на территории будущей Орловской губернии. Процесс поселения дворян польского происхождения на территории Орловской губернии почти в тех же масштабах продолжался и в XVIII в. Практически все дворянские фамилии польского происхождения, оказавшиеся в качестве постоянных жителей на указанной территории в XVII - XVIII вв., переходили в православие и подвергались быстрому «обрусению», сохраняя подчас лишь фамилию предков и принадлежность к старому польскому гербу. Подавляющее большинство фамилий дворян польского происхождения, поселившихся на территории будущей Орловской губернии, были «военными». Некоторые из «польских» дворянских фамилий, осевших на территории Орловской губернии в XVII – XVIII вв. (Брусиловы, Каменские, Мозалевские, Подгорецкие, Тухачевские, Цуриковы и др.) оставались в качестве жителей губернии до конца XIX – начала XX вв.

В XVII – XVIII вв., а затем и в XIX – начале XX вв. весьма заметную роль в миграции дворян польского происхождения на территорию Орловской губернии сыграли выходцы со Смоленщины, представители так называемой «смоленской шляхты». Это объясняется тем, что смоленский регион был контактной зоной, где на протяжении XV – XVII вв. формировалась особая этносоциальная и этнокультурная общность, получившая название «смоленской шляхты». Последняя органично вобрала в себя католическое польское, православно-католическое литовское, православно-католическое литовско-татарское, православно-католически-униатское белорусско-литовское и полонизированное православное русское дворянство. Во-вторых, именно в силу специфики своего формирования и состава представители «смоленской шляхты», будучи более лабильными в конфессиональных вопросах, менее болезненно переживали процесс «обрусения», сопряженный с переходом в православие, при переходе на русскую службу. В-третьих, это объяснялось военно-профессиональными «служебными» свойствами «смоленской шляхты», востребованными в XVII-XVIII вв. оборонительными функциями «орловской украйны».

Была обнаружена значительная активизация этномиграционного движения польских дворянских семей в Орловскую губернию в XIX – начале XX вв. Их число, по сравнению с XVIII в., в первой половине XIX в., возросло в 7 раз. Наибольшее число дворянских фамилий польского происхождения переселилось в Орловскую губернию во второй половине XIX в.: в три раза больше по сравнению с первой половиной XIX в. и почти в 15 раз больше, чем в XVII – XVIII вв., особенно - с 50-х гг. XIX в. Интенсивность прироста переселенцев в первые 14 лет XX в. значительно возросла: в среднем с 5-6 «новых» польских дворянских семей во второй половине XIX в., до 14 в год в среднем в первые 14 лет XX в. Именно в XIX в. в Орловской губернии, в ее городах начинает селиться заметное число дворянских фамилий польского происхождения католического вероисповедания. Они переселялись из различных, преимущественно белорусских (Минской, Гродненской), малороссийских губерний (Волынской, Подольской), отчасти из Литвы (из Виленской и Ковенской губерний), а также из Курской, Московской, Тульской, Владимирской, Тамбовской и др. Однако наибольшее число польских дворянских фамилий переезжало в этот период времени на жительство в Орловскую губернию, как и прежде из Смоленской, а также из соседних с ней Могилевской и Витебской губерний. Значительной число дворянских фамилий польского происхождения прибыло из Черниговской губернии, находившейся на юго-западной границе Орловской.

Большой приток польских дворян-переселенцев был обусловлен, во-первых, успешным функционированием с 40-х гг. XIX в. Орловского Бахтина кадетского корпуса, где всегда был высокий процент кадетов-поляков, и, с середины 50-х гг. находился военно-католический капеллан, обслуживавший религиозные нужды поляков-католиков Орловской губернии. Еще более важным привлекающим фактором была постройка в Орле римско-католического костела, что превращало его в межгубернский католический центр. Это обстоятельство объясняет, почему, по-прежнему, относительно наибольшее число польских дворянских семей переезжало в Орловскую губернию из Смоленской, а также из Могилевской: ведь Орловский католический костел подчинялся католическому церковному руководству, находившемуся в Могилеве. Важную роль играла профессиональная принадлежность дворян-поляков, преимущественно «служилая» - военная или чиновничья. Она, несомненно, способствовала менее болезненной этнокультурной адаптации в господствующей православной среде военно-дворянского населения Орловской губернии. Наконец, следует иметь в виду, что большинство вновь переселившихся дворянских семей польского происхождения, включали членов семьи, принадлежавших к различным конфессиям: католической и православной. Православной по вероисповеданию, как правило, была жена главы семейства. Это обстоятельство благоприятствовало сглаживанию процесса адаптации дворян-католиков к местному «православному» быту.

В XVII – XVIII вв. подавляющее большинство дворянских фамилий польского происхождения было православным по вероисповеданию и потому не обладали заметно выраженными признаками своей исходной этнической и этнокультурной идентичности. В первой половине XIX в. доля вновь поселившихся в Орловской губернии польских дворянских семей, принадлежавших к католической конфессии, по сравнению с XVIII в. даже относительно уменьшается. Однако ситуация весьма заметно меняется с середины XIX в., когда вновь поселившиеся в Орловской губернии католические семьи начинают преобладать над православными, а в начале XX в. они составляют уже подавляющее большинство. Однако следует отметить, что это увеличение относится именно к 1914 г. и, вероятно, связано с возросшим притоком переселенцев поляков, в том числе поляков-дворян из западных губерний Российской империи накануне и с началом Первой мировой войны.

До середины XIX в. среди приезжих дворян польского происхождения преобладали семьи офицеров, однако к концу первой половины XIX в. и вплоть до начала XX в. по возрастающей начинают преобладать гражданские чиновники. Значительная часть глав семейств, переселившихся в Орловскую губернию дворян польского происхождения, служили в губернской и уездной полиции, в жандармском управлении Орловской губернии, в губернской, уездной и городской администрации, офицерами в воинских частях, дислоцированных на территории губернии, офицерами-преподавателями Орловского Бахтина кадетского корпуса. В начале XX в., особенно к 1914 г. возрастает число представителей приезжих польских дворянских фамилий среди врачей и преподавательского состава средних учебных заведений Орла и уездных городов, не имевших классных чинов.

В результате резкой активизации притока и поселения в Орловской губернии дворянских семей польского происхождения и возрастания в их составе числа католических семей, во второй половине XIX в. в Орловской губернии, прежде всего в г. Орле образуется формально юридически неопределенная социокультурная «польская община», объединявшая, прежде всего, поляков-католиков. Она группировалась вокруг орловского костела. Это обстоятельство обусловило католическую конфессиональную устойчивость дворянских католических семей в нескольких поколениях, с середины XIX до 1914 г.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в периодических изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Проваленкова И.В. Католическая община и правовые основания постройки костела в г. Орле //История государства и права. – Москва, 2008. № 17. С. 14-17 (0,2 п.л.).

Публикации в научных изданиях:

2. Проваленкова И.В. Римско-католический костел в контексте этнокультурных процессов второй половины XIX в. в Орловской губернии //Рюрик. Исторические статьи и публикации. Орел, 2005. № 5. С. 133-141 (0,5 п.л.).

3. Проваленкова И.В. Метрические книги Орловского костела как источник по изучению польской этнокультурной общности Орловской губернии второй половины XIX – начала XX вв. //«Рюрик». Исторические статьи и публикации. Орел, 2006. № 6. С. 14-23 (0,6 п.л.).

4. Проваленкова И.В. «Служилые поляки» на территории Орловщины в XVII в. //«Рюрик». Исторические статьи и публикации. Орел: 2008. № 8.С. 80-90 (0,6 п.л.).

5. Проваленкова И.В. Русские дворяне польско-литовского происхождения на территории Орловской губернии //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. Пенза, 2008. № 2. С. 34-42 (0,5 п.л.).

6. Проваленкова И.В. Русский военачальник и военный ученый А.М. Зайончковский //Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: гуманитарные и социальные науки. Орел, 2008. № 1. С. 30-35 (0,3 п.л.).

Подписано в печать 26.09.08 г.

Бумага офсетная. Формат 60х84 1/16

Гарнитура TimesОбъем 1,5 п.л.

Тираж 100 экз. Заказ № 229

Отпечатано с готового оригинал-макета на полиграфической базе

редакционно-издательского отдела

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»,

302026 г. Орел, ул. Комсомольская, 95.

Тел. (4862) 74-45-08

1 Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М.,1989.

2 Кабузан В.М. Народы России в XVIII веке. Численность и этнический состав. М., 1990; его же: Народы России в первой половине XIX века. Численность и этнический состав. М., 1992.

3 Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.). М., 1956.

4 Население России в XX веке: Исторические очерки. В 3-х т. Т. 1 – 1900-1939 гг. М., 2000.

5 Народы России: Энциклопедия. М., 1994; Российская цивилизация: Этнокультурные и духовные аспекты: Энциклопедический словарь. М., 2001 и др.

6 Лавицкая М.И. Орловское потомственное дворянство. Орел, 2005.

7 Пясецкий Г.М. Забытая история города Орла. Тула-Орел, 1893; Пясецкий Г.М. Очерки истории города Орла. Орел, 1968.

8 Шульгин А.Н. Минувшее Орловского края. Очерк. Орел, 1903.

9 Кречетов П.И. Орел. Материалы для описания Орловской губернии. Рига, 1903; Краткий очерк Орловской губернии. СПб., 1900.

10 Очерки истории Орловского края. Орел, 1968; Злобин А., Переверзев В. Россия в одном районе. Орел, 1896; Страницы истории Карачева. Сборник. Брянск, 1996.

11 Смоленское дворянство. (Под редакцией С.В. Думина). Вып. 1. М., 1997.

12 Думин С.В. Смоленское дворянство //Смоленское дворянство. Вып. 1. М., 1997. С. 5-27.

13 Ермишкин О.К. Провинциальное дворянство //Тверская старина. Тверь, 1994. № 1-2; Сторожев В.Н. Тверское дворянство XVII века. Тверь, 1981.

14 Азнабаев Б.А. Уфимское дворянство в конце XVI - первой половине XVIII в. М., 1992.

15 Евреинов Г. Прошлое и настоящее значение русского дворянства. СПб., 1899.

16 Романович-Славятинский А.А. Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права. СПб., 1870.

17 Яблочков М. История дворянского сословия. СПб., 1876.

18 Дворянство в России. Самара, 1898; Дворянство в России //Вестник Европы. Кн. 3. 1887.

19 Долгоруков П.В. Российская родословная книга. Ч. 1-4. СПб., 1854-1857; Лобанов-Ростовский А.Б. Русская родословная книга. Т. 1-3. СПб., 1895; Петров П.Н. История родов русского дворянства. М., 1891.

20 Иностранные фамилии в России //Историческая генеалогия. 1993. № 2.

21 Павлов-Сильванский В.Б. Государевы служилые люди: происхождение русского дворянства. СПб., 1899;

22 Буганов В.И. Российское дворянство //Вопросы истории. 1994. № 1. С. 29-39; Корелин А.П. Дворянство пореформенной России. 1861 – 1904 гг. М., 1979.

23 Важинский В.М. Мелкое служилое землевладение однодворческого типа в XVII в. М., 1976; Водарский Я.Е. Дворянское землевладение в России (XVII – первая половина XIX вв.). Размеры и размещение. М., 1988.

24 Пясецкий Г.М. Город Болхов и его уезд по переписной книге 7154 (1617) г. //Орловская ученая архивная комиссия. Труды. Орел, 1891. Вып. 2; Пясецкий Г.М. Город Севск по переписной книге 7154 (1646) г. //Орловская ученая архивная комиссия. Труды. Орел, 1891. Вып. 2; Пясецкий Г.М. Орловский уезд по переписным книгам 1647 г. //Орловская ученая архивная комиссия. Труды. Орел, 1891. Вып. 2.

25 Злобин А., Переверзев В. Россия в одном районе. Орел, 1896; Исторические очерки г. Ливен и его уезда //Труды Орловской ученой архивной комиссии. 1893. Вып. 3, 4, 5; Страницы истории Карачева. Сборник. Брянск, 1996.

26 Багалей Д.И. Очерки по истории колонизации степной окраины Московского государства. М., 1887; Беляев И.Д. О сторожевой, станичной и полевой службе на польской украйне Московского государства до царя Алексея Михайловича // Чтения Общества истории и древностей российских. Кн. 1. Отд. 2. М., 1846; Заговорский В.П. Белгородская черта. Воронеж, 1969; Заговорский В.П. Некоторые особенности колонизационного процесса южной окраины России в XVII в. и его периодизация //Труды Воронежского университета. 1969. Т. 87; Загоскин Н.П. Очерк организации и происхождения служилого сословия в допетровской Руси. Казань, 1875.

27 Буганов В.И. Разрядные книги последней четверти XV - начала XVII вв. М., 1968.

28 Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656-1671 гг. М., 2006.

29 Бобржинский М. Очерки истории Польши. СПб., 1888-1891. Т. 1-2; Зайцев В.М. Социально-сословный состав участников восстания 1863 г. (Опыт статистического анализа). М., 1973; Манусевич А.Я. Очерки по истории Польши. М., 1952; Обушенкова Л.А. Королевство Польское в 1815-1830 гг. Экономическое и социальное развитие. М., 1979; Смирнов А.Ф. Революционные связи народов России и Польши: 30-60-е годы XIX в. М., 1962; Снытко Т.Г. Русское народничество и польское общественное движение 1865-1881 гг. М., 1969; Фалькович С.М. Идейно-политическая борьба в польском освободительном движении 50-60-х годов XIX в. М., 1966; История Польши. М., 1955-1958. Т. 1-3; Краткая история Польши с древнейших времен до наших дней. М., 1993; Общественное движение на польских землях. Основные идейные течения и политические партии в 1864-1914 гг. М., 1988.

30 Лакиер А.Г. Русская геральдика. М., 1990.

31 Дворянские роды Российской империи. СПб., 1993. Т. 1.

32 Минаков С.Т. Поместья дворян Тухачевских в Орловской губернии //Динамика и темпы аграрного развития России: инфраструктура и рынок. Материалы XXIX сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Орел, 2006. С. 157-165.

33 Ростунов И.И. Генерал Брусилов. М., 1964.

34 Семанов С.М. Брусилов. М., 1980.

35 Захаров А.П. Дворянский род Цуриковых //Вопросы истории. 2008. № 5. С. 136-140.

36 Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974.

37 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1988. Кн. 1; Ключевский В.О. Курс русской истории (Ключевский В.О. Сочинения. М., 1988-1889. Т. 3-5).

38 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1891-1907; Советская историческая энциклопедия. М., 1961-1976. Т. 1-16; Отечественная история. Энциклопедия. М., 1994-2000. Т. 1-3; Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты. Энциклопедический словарь. М., 2001; Народы России. Энциклопедия. М., 1994; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального Статистического Комитета МВД./Под редакцией Н.А. Тройницкого. 1904 г. Т. XXIX. Орловская губерния; Орел из века в век. Орел, 2003; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 2003. Т. 1-4.

39 Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской империи, начатый в 1797 г. Части 5 и 7. М., 2007.

40 Сборник биографий кавалергардов. Под редакцией С.А. Панчулидзева. М., 2001.

41 Декабристы. Биографический справочник. М.,1988.

42 Разрядная книга. 1598 – 1637 гг. М., 1974.

43 Список осажденных царем Алексеем Михайловичем в Смоленске в 1654 году //Орловский И.И. Смоленский поход царя Алексея Михайловича в 1654 году. Приложение. Смоленск, 1905. С. 47-75.

44 Повесть временных лет. Ч. 1. М-Л., 1950; Ипатьевская летопись //Полное собрание русских летописей. Т. 2. М., 2001; Новгородская первая летопись младшего извода. Рязань, 2001.

45 Летописный сборник, именуемый патриаршей или Никоновской летописью. (Продолжение) //Полное собрание русских летописей. М., 2000. Т. XIII.

46Уставы духовных дел иностранных исповеданий//Свод законов Российской империи. В 16 т. - Т. XI. Ч. 1. 1896.

47 Памятники русского права. Выпуск третий. М., 1955.

48 Соборное уложение 1649 г. //Российское законодательство периода абсолютизма. Т. 3. М., 1985.

49 Гордон П. Дневник. 1677-1678. М., 2005.

50 Вигель Ф.Ф. Записки. М., 2003.

51 Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 2001.

52 Записки Михаила Васильевича Данилова, артиллерии майора, написанные в 1771 году (1722-1762) //Безвременные и временщики: Воспоминания об «эпохе дворцовых переворотов» (1720-е -1760-е гг.). Л., 1991. С. 281-350.

53 Дашкова Е.Р. Записки //Е.Р. Дашкова. Записки. Письма сестер М. и К. Вильмонт из России. М., 1987.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «Служилые люди» идворянство на территории Орловской губернии в конце XVI xviii вв. (заселение и освоение региона)

    Диссертация
    Актуальность. Новый период истории, в который вступила Россия в конце XX столетия, предопределен исчерпанностью прежних социокультурных мотиваций и постепенной выработкой ясности нового вектора ее социально-экономического, политического
  2. Эволюция сословного общества орловской губернии в условиях российской модернизации второй половины XIX начала XX вв

    Автореферат
    Защита диссертации состоится 20 сентября 2010 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.24 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571, Москва, проспект Вернадского, д.
  3. Роль светской книги в формировании мировоззрения русского дворянства второй половины XVII первой четверти XIX вв

    Автореферат
    Исторический опыт государственного строительства и развития общественных отношений в России подчеркивает значимость политических элит. В разные хронологические периоды они выполняли генерирующую функцию, определяя модели развития
  4. Программы вступительных экзаменов в аспирантуру Орловского государственного института искусств и культуры

    Документ
    Программы вступительных экзаменов в аспирантуру составлены в соответствии с Положением о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Российской Федерации, утвержденным
  5. Служащее дворянство Орловской губернии второй половины XVIII первой половины XIX вв

    Автореферат
    Актуальность темы. Взаимоотношения власти и общества, восприятие широкими слоями населения действий правительства и администрации является одной из ключевых проблем современной России.

Другие похожие документы..